"Величайшая польза, которую можно извлечь из жизни —
потратить жизнь на дело, которое переживет нас". Уильям Джеймс.

 
















  • Искусство | Литература

    Чуковская Лидия Корнеевна



    Поэт, прозаик и критик



    Ночь каждая — как горный перевал.
    Вдруг камень оборвется под ногами,
    И я лечу в пустыню диких скал,
    Которые казались облаками.

    Река Сестра. Я через речку вплавь.
    О, «кто есть кто» средь здешних поселенцев?
    Свидание! Как страшно бьется сердце...
    «Живые с мертвыми». Сон это или явь?

    Врач капельки мне рекомендовал,
    Чтоб я не путала живых и мертвых.
    И впрямь к утру все виденное стерто.
    Ночь каждая — как горный перевал.



    Лидия Чуковская родилась 24 марта 1907 года в Петербурге в семье писателя Корнея Чуковского.

    В воспитании Чуковской большую роль сыграла творческая атмосфера родительского дома в Петербурге и в дачном поселке Куоккала (ныне Репино), широкий круг знакомств отца, включавший в себя многих выдающихся деятелей культуры и искусства. Впоследствии Чуковская рассказала об этом в воспоминаниях «Памяти детства» в 1983 году.


    Интересны воспоминания самого Корнея Чуковского о дочери, опубликованные им в «Дневнике». В них он совсем маленькую дочь называет «врожденной гуманисткой». Вспоминает, что самыми любимыми ее детскими книгами были «Каштанка» и «Березкины именины», которые она читала по 3 раза в день. Маленькая Лида мечтала о том, чтобы «все люди собрались вместе и решили, чтобы больше не было бедных». И, как пишет Корней Чуковский, он «первый раз понял, какая рядом с ним чистая душа».



    С 10—12 лет Лидия любила по вечерам читать отцу, читала подолгу — по 3—4 часа, а в 15 лет она уже редактировала его переводы, в частности — Синклера. «Прекрасно редактировала», — вспоминал Корней Чуковский. В «Дневнике» Корней Чуковский рассказывал о том, какое страшное впечатление произвела на его дочь заведующая «школьным районом», к которой они пришли по каким—то школьным делам. Выступая против того, чтобы в младших классах в программу по чтению входили сказки, эта дама сказала: «Мы давали детям сказки, когда не имели возможности говорить им правду». Лида так расстроилась, что не могла удержаться от слез.

    В Куоккалу, дачную местность в тогдашней Финляндии, семья Чуковских переселилась в 1912 году, и жила там до 1917 года. В тот период другом семьи стал художник Илья Ефимович Репин, тоже живший в Куоккале. К Репину и Чуковскому в гости часто приезжали из Петербурга художники, писатели, актеры, поэты, историки литературы и публицисты. В раннем возрасте Лидия Чуковская познакомилась с Шаляпиным, Маяковским, Леонидом Андреевым, Владимиром Короленко.

    После февральской революции 1917 года семья переселилась в Петербург. Где Лидию родители определили учиться в частную женскую гимназию Таганцевой. Позже, когда в советских школах началось совместное обучение, ее перевели в 15—ю единую трудовую школу, (бывшее мужское Тенишевское училище). Окончив его в 1924 году, она поступила на словесное отделение государственных курсов при институте истории искусств и одновременно — на курсы стенографии. В 1924—1925 годах слушала лекции Ю.Тынянова, Б.Эйхенбаума, В.Жирмунского и других выдающихся ученых на литературоведческом отделении ленинградского Института искусств.



    Благодаря работе Корнея Чуковского в издательстве «Всемирная Литература», в студии «Дома Искусств», в «Доме Литераторов», в редакции журнала «Русский Современник» и во многих просветительных учреждениях того времени, в Петрограде Лидия также познакомилась с Александром Блоком, Гумилевым, Анной Ахматовой, Мандельштамом, Владиславом Ходасевичем, Горьким, Зощенко, Кавериным и многими другими авторами.

    Летом 1926 года, будучи студенткой второго курса, Лидия Чуковская была арестована. Ей вменялось в вину составление антисоветской листовки, хотя никакого отношения к этому она не имела. По приговору суда она была отправлена на три года административной ссылки в Саратов, однако, благодаря заступничеству отца, пробыла в Саратове всего одиннадцать месяцев. В 1928 году Чуковская окончила филологический факультет Ленинградского университета и начала работать редактором детской литературы в Госиздате под руководством Самуила Маршака. О своем редакторском опыте впоследствии рассказала в книге «В лаборатории редактора» в 1960 году.

    В 1929 году Чуковская вышла замуж за историка литературы Ц.С.Вольпе, в 1931 году родила дочь Елену, в 1933 году разошлась и через некоторое время вышла замуж за Матвея Петровича Бронштейна — физика—теоретика, сотрудника Физико—технического Института, доцента Ленинградского Университета, автора многих научных трудов.



    Вскоре после убийства Кирова, в начале 1935 года, ее вызвали в НКВД и потребовали, чтобы в уплату за досрочное освобождение из ссылки, Чуковская стала сотрудницей НКВД. Несмотря на длительный допрос, брань и угрозы, ей удалось от этого предложения отказаться.

    В годы работы в Госиздате Чуковская написала много литературно—критических очерков. В эти же годы написала несколько детских книг, опубликовав их под псевдонимом Алексей Углов - «Ленинград — Одесса» в 1928 году, «На Волге» в 1931 году и «Повесть о Тарасе Шевченко» в 1930 году. В 1940 году она опубликовала под своим именем детскую историческую повесть «История одного восстания», посвященную крестьянскому восстанию 18 века на Украине.



    В августе 1937 года был арестован ее муж Матвей Бронштейн. В сентябре — арестованы близкие друзья, члены редакции Маршака, а те — кто не был арестован, был уволен. За Бронштейна вступились крупные ученые того времени — И.Е.Тамм, В.А.Фок, Л.И.Мандельштам, С.И.Вавилов, А.Ф.Иоффе, а также литераторы Маршак и Чуковский. Однако все усилия не только помочь Бронштейну, но хоть что—нибудь разузнать о его судьбе успехом не увенчались.

    Начиная с осени 1938 года, Чуковская начала часто встречаться с Анной Ахматовой. Колеблясь между страхом обыска и необходимостью записывать каждое ее слово, она начала вести дневник этих встреч. Чуковская вела эти записи с 1938-го по 1941—й годы с и 1952—го по 1962-й годы. Она издала их позже со своими комментариями в виде книги «Записки об Анне Ахматовой». Книга читается на одном дыхании и является одной из немногих, где почти документально воспроизведены события жизни великой поэтессы.



    С 1939-го по 1940-й годы Чуковская работала над повестью «Софья Петровна». В ней Чуковская рассказала о том, как массовый террор постепенно осознается простым, не занимающимся политикой, человеком. «Софья Петровна» — история «ежовщины», представленная через восприятие беспартийной ленинградки—машинистки, у которой арестовывают сына: «…Я попыталась изобразить такую степень отравления общества ложью, которая может сравниться только с отравлением армии ядовитыми газами… в нарочито искаженной действительности все чувства искажены, даже материнское… несчастная, рехнувшаяся Софья Петровна отнюдь не лирическая героиня; для меня это образ тех, кто всерьез верил в разумность и справедливость происходящего…».

    Хранить дома «Софью Петровну» Чуковская опасалась. Рукопись хранилась у друга Чуковской, умершего в блокадном Ленинграде, а затем у его родственников.

    В 1940 году Чуковской далось добиться свидания с начальником КГБ Ленинградской области, ставленником Берии, Гоглидзе. Он подтвердил, что Матвей Бронштейн был расстрелян. По протоколам допросов позже удалось узнать, какие «показания» следователя пришлось выслушать Матвею Петровичу. Так, согласно протоколу допроса, он входил в «контрреволюционную организацию интеллигенции, боровшуюся за свержение советской власти и установление политического строя, при котором интеллигенция участвовала бы в управлении государством наравне с другими слоями населения по примеру стран Запада», и «хотел построить в сущности фашистское государство, способное устоять против коммунизма».

    Во время войны Чуковская была эвакуирована с дочерью и племянником в Чистополь, а оттуда перебралась в Ташкент, где прожила до осени 1943 года. В Ташкенте поступила на службу в Дворец Пионеров, вела литературный кружок и занималась редактированием, и работала в комиссии помощи эвакуированным детям.

    Осенью 1943 года она приехала в Москву. После прорыва блокады, летом 1944 года, она хотела вернуться в Ленинград, но в НКВД дали понять, что жить в Ленинграде ей разрешено не будет. В Москве Чуковская занималась разными видами редакторской и литературно—педагогической деятельности. Несколько месяцев, когда главным редактором журнала «Новый Мир» был Константин Симонов, она заведовала отделом поэзии. Одну зиму, в конце пятидесятых, преподавала на высших литературных курсах при Союзе Писателей. В сам Союз, после многочисленных отказов, она была принята в 1947 году.

    После ХХ Съезда, в 1957 году, ей удалось получить официальную справку о «посмертной реабилитации» Матвея Бронштейна «за отсутствием состава преступления». После 1956 года Чуковская уже не побоялась перепечатать текст повести «Софья Петровна», а в сентябре 1962 года, в разгар хрущевской десталинизации — предложила повесть в издательство «Советский писатель». Рукопись была немедленно одобрена, однако уже весной 1963 года руководство издательства сообщило автору, что принятая к публикации повесть напечатана быть не может, поскольку страдает «идейными недостатками». Это было связано с установкой партийного руководства на свертывание «лагерной тематики» в литературе.

    Чуковская подала в суд на издательство, требуя полного гонорара за отвергнутую рукопись, по советским законам она имела на это полное право. Продолжавшееся более двух лет рассмотрение дела в суде закончилось в апреле 1965 года победой Чуковской. В том же 1965 году «Софья Петровна» под искаженным названием («Опустелый дом») была опубликована в Париже, а через год уже под авторским названием была опубликована в «Новом журнале» в Нью—Йорке. Книга, ставшая одной из первых ласточек советской бесцензурной прозы (тогда еще не были изданы романы Солженицына и рассказы Шаламова), была переведена на многие иностранные языки, в 1966—1967 годах передавалась радиостанциями, вещавшими на СССР. В СССР рукопись распространялась как напечатанная на машинке, так и в копиях с самиздатских экземпляров.

    Только через 48 лет после создания «Софьи Петровны», в февральском номере журнала «Нева» в 1988 году, в разгар горбачевской перестройки повесть была издана на родине, с тех пор она неоднократно печаталась отдельными изданиями и в авторских сборниках Чуковской.



    Также репрессиям в писательской среде была посвящена написанная ей с 1951-го по 1957-й годы в форме дневника книга «Спуск под воду», в которой рассказ ведется о «борьбе с космополитизмом» — организованной властью вспышке антисемитизма, а также о терроре 1930-х годов. Повесть тоже вышла только на западе.

    С начала 1960-х годов и в 1970-е годы вместе с другими представителями интеллигенции, писателями и учеными (Ф.Вигдорова, Л.Копелев, А.Якобсон, Л.Богораз, А.Солженицын, А.Д.Сахаров, В.Войнович, В.Корнилов, Г.Владимов и другими) она постоянно выступала против беззаконий, творимых властью. Этот период ее жизни был отражен в сборнике «Открытое слово» и других книгах.



    В 1972 году в журнале «Семья и Школа» была прервана публикация ее воспоминаний об отце, скончавшемся в 1969 году. 9 января 1974 года Чуковскую исключили из Союза писателей: ей ставили в вину публикацию книг и статей за границей, радиопередачи по «Би—Би—Си», «Голосу Америки» и «Немецкой волне», а главное — статью «Гнев народа» — в которой она открыто возмущалась организованной травлей Пастернака, Солженицына и Сахарова.

    В 1964 году Анна Андреевна Ахматова поручила ей составить под своим непосредственным руководством сборник своих стихов и поэм. В 1965 году, с большими цензурными изъятиями, сборник «Бег времени» вышел в свет и оказался последним прижизненным изданием Ахматовой. В 1966 году, после кончины Анны Ахматовой, Чуковская начала приводить в порядок свои давние записи. Напечатать их на родине надежды не было. «Записки об Анне Ахматовой», том первый и том второй, — вышли на Западе: первый в 1976 и 1984 году и второй в 1980 году.

    Долгое время имя Чуковской было запрещено упоминать в печати. Впервые после запрета ее имя было упомянуто в прессе в «Литературной Газете» 3 июня 1987 года.

    Ею был создан музей, организованный с помощью дочери и друзей — «Дом Чуковского» в Переделкине. Однако, Союз Писателей и Литературный фонд СССР предприняли немало попыток выселить оттуда Чуковскую с дочерью, вывезти уникальную библиотеку, картины знаменитых художников и другие мемориальные вещи, и снести дом бульдозерами.



    В общей сложности за 15 лет существования музей посетили более восьмидесяти тысяч человек; сотни посетителей обращались в высшие инстанции с просьбой сохранить «Дом Чуковского» для них, для их детей и внуков.

    Чуковская оказывала помощь тем, кто преследовался властями. Благодаря ее усилиям в 1940-е годы был спасен от уничтожения экземпляр запрещенной книги Бориса Житкова «Виктор Вавич». Во время процесса Синявского — Даниэля в 1966 году она обратилась с открытым письмом к Михаилу Шолохову, написав: «Идеям следует противопоставлять идеи, а не тюрьмы и лагеря».

    В течение всей жизни Чуковская писала стихи, которые объединила в книгу «По эту сторону смерти» в 1978 году.

    В один прекрасный день я все долги отдам,
    Все письма напишу, на все звонки отвечу,
    Все дыры зачиню и все работы сдам —
    И медленно пойду к тебе навстречу.

    Там будет мост — дорога из дорог —
    Цветущая большими фонарями.
    И на перилах снег. И кто б подумать мог?
    Зима и тишина, и звёздный хор над нами.


    Последние годы Лидия Чуковская жила в Москве, на Тверской улице, в престижном шумном районе рядом с Кремлем. Но Москву она так и не полюбила, ей был дорог поневоле оставленный Ленинград. Город, где она родилась, училась, где работала в слаженном творческом коллективе детской редакции Маршака, где встретилась с Матвеем Бронштейном и где его потеряла. В «Прочерке» она признается, что Митя—призрак, Митя—тень является ей через много десятилетий после разлуки — во сне и наяву. Только возвращается он всегда в Ленинград.



    Умерла Лидия Чуковская в Москве 7 февраля 1996 года и была похоронена на Переделкинском кладбище рядом с отцом.



    В 2007 году о Лидии Чуковской была подготовлена телевизионная передача из цикла «Острова».





    Текст подготовил Андрей Гончаров

    Использованные материалы:

    Материалы сайта www.hrono.ru
    Материалы сайта www.ihst.ru
    Материалы сайта www.antology.igrunov.ru
    Материалы сайта www.poets—necropol.narod.ru





    24 марта 1907 года – 7 февраля 1996 года

    Похожие статьи и материалы:

    Корней Чуковский и Мария Чуковская (Цикл передач «Больше, чем любовь»)
    Чуковская Елена (Цикл передач «Линия жизни»)
    Чуковская Лидия (Цикл передач «Острова»)




    Для комментирования необходимо зарегистрироваться!




    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.