"Величайшая польза, которую можно извлечь из жизни —
потратить жизнь на дело, которое переживет нас". Уильям Джеймс.

 
















  • Искусство | Режиссура

    Юткевич Сергей Иосифович



    Народный артист СССР (1962)
    Лауреат Государственной премии СССР (1941, 1947, 1967, 1983)
    Герой Социалистического Труда (1974)
    Кавалер трех орденов Ленина (1964, 1967, 1974)
    Кавалер ордена Октябрьской Революции
    Кавалер ордена Трудового Красного Знамени (1939, за фильм «Человек с ружьём»)
    Кавалер ордена Дружбы народов (1984)





    Сергей Юткевич родился 28 декабря 1904 года в Санкт-Петербурге.

    С 1917-го по 1921-й год, в период революции и гражданской войны, Юткевич работал художником, актером и режиссером в театрах Киева и Севастополя, с 1919-го по 1920-й годы он проходил обучение в Киевской школе живописи Александры Экстер, а в начале 1921 года переехал в Москву.

    С 1921-го по 1922-й год он учился в Высших художественно-технических мастерских (ВХУТЕМАС), а именно – в Строгановском училище на театрально-художественном факультете в классе Александры Экстер. В это же время Юткевич работал художником в московской театральной мастерской «Мастфор» на Арбате, которую основал барон Николай Форрегер. Там Юткевич познакомился с будущим сокурсником и коллегой Сергеем Эйзенштейном, вместе с которым в годы учебы подрабатывал актером, а также - подсобными работами у художников-постановщиков, оформлявших спектакли.

    Однажды Николай Форрегер увидел эскизы Юткевича к пьесам Мольера, и они ему настолько понравились, что он предложил молодому художнику самостоятельно нарисовать декорации для одного из спектаклей. В помощники Сергею Юткевичу был определен другой Сергей – Эйзенштейн. Вместе они провели не один день, раскрашивая листы фанеры и бумаги, и в это время два будущих режиссера очень сдружились. Юткевич в качестве художника уже в те годы привлекал к себе внимание: его работы были необычны и проникнуты новым революционным искусством.



    В 1922 году Сергей Эйзенштейн принял решение поступить в Государственные высшие режиссерские мастерские (ГВЫРМ) в класс Всеволода Мейерхольда, и Сергей Юткевич присоединился к другу, а в начале 1922 года Юткевич при протекции Николая Форрегера познакомился с членами-активистами так называемых «живых газет» - «Синей блузы» и «Смычки». «Живые газеты» представляли собой агитационные театральные эстрадные коллективы, которые занимались пропагандой и эстетизацией революции, развивали новое революционное массовое искусство, проводя свои представления прямо на улице. Сергей Иосифович активно участвовал в деятельности «Синей блузы», выполнял роль художника и режиссера в постановках-скетчах на злободневные темы. В этот период он познакомился с людьми, которые во многом повлияли на его взгляды. Среди его новых знакомых были Владимир Маяковский, Осип Брик, Василий Лебедев-Кумач и Александр Роу.

    В 1922 году Сергей Юткевич вместе с Григорием Козинцевым, Леонидом Траубергом и Георгием Крыжицким создали манифест «Эксцентризм», ставшим теоретической и идеологической платформой «Фабрики эксцентричного актера» (ФЭКС) – группы театральных деятелей, которые решили создавать новое искусство в театре и кино. Манифест провозглашал отрицание старого, прошлого и неподвижного, отказ от высокой «буржуазной культуры» и уход от влияния любых авторитетов. Главными эстетическими принципами были признаны спонтанность, карнавализация, трюковость, клоунада, смешение жанров эстрады, кино, цирка и агитпредставлений. ФЭКС работала достаточно успешно, и, может быть, молодой Юткевич и не ушел бы в большое кино, оставшись идеологом и теоретиком молодого искусства. Однако, за время его работы в «живых газетах» и ФЭКС его старый товарищ и соперник Эйзенштейн снял два фильма - «Стачку» и «Броненосец «Потемкин», успех которых был просто невероятным.

    В кино Юткевич пришел в качестве художника – совместно с Василием Рахальсом он создал декорации к кинолентам Абрама Роома - эксцентрической мелодраме «Предатель» и бытовой мелодраме «Третья мещанская». Позже он стал художником Первой Московской Госкинофабрики. Юткевич постоянно экспериментировал с образами, смело обращаясь к гротеску и эпатажу. В сочетании с его высокой образованностью и художественным воспитанием это давало потрясающий эффект, Юткевич очень быстро занял ведущую позицию среди московских художников кино, и вскоре занялся режиссурой. Первой его работой в качестве режиссера стал короткометражный фильм «Даешь радио!», созданный совместно с Сергеем Грюнбергом. Это была эксцентрическая комедия о жизни беспризорников. Вскоре Сергей Иосифович возглавил собственную творческую группу – «Экспериментальный киноколлектив Юткевича». В своей работе Юткевич в то время ориентировался на Сергея Эйзенштейна. Юткевич писал Эйзенштейну в письме: «Смешно было бы говорить о навязывании дружбы — дружба создается не так, — но если бы ты мог освободиться от всякого предвзятого ко мне отношения, если бы могли создаться предпосылки к товарищескому общению, если бы мог я прийти к тебе за советом, не чувствуя в тебе ни «мэтра», ни обремененного назойливыми и докучливыми посетителями — заведующего кинематографической властью, — если бы ты мог отнестись ко мне как к уважаемому и любящему тебя товарищу, — мне было бы легче и очень бы этого хотелось».

    В 1928 году Юткевич снял свой первый полнометражный фильм «Кружева», представлявший, на первый взгляд, лишенный сюжета набор смонтированных причудливых кадров. В «Кружевах» Юткевич в полной мере реализовывал свои теоретические принципы – вся лента являлась экспериментом в области жанра, формы и стиля, в ней режиссер пытался нащупать новый кинематографический язык. Картина вызвала скандал, в прессе поднялась бурная полемика - одни критики утверждали, что фильм был проявлением чистого формализма, лишенного смысла, другие восхищались мастерством режиссера. Исследователь творчества Сергея Юткевича Петр Багров писал в своей статье: «В своей первой большой картине «Кружева» Юткевич и не думал решать философские задачи. Как он сам позже признавался, его пленила «необычная фактура кружевного производства». Название было выбрано очень точно. Это во всех смыслах — кружева. Вязью плетет кадр за кадром оператор Евгений Шнейдер. Вязью монтирует картину Юткевич. Динамически фильм выстроен безупречно: от слаженности актерской работы получаешь наслаждение — и это при том, что психология в картине отсутствует начисто. Сказывается опыт «Синей блузы» и «танцев машин» Фореггера. В 1970-е годы Юткевич озвучит картину, и музыкальные кружева, переплетаясь с монтажно-фотографическими, войдут в ткань фильма ладно и обаятельно. Но самое поразительное, что в картине отсутствует не только фабула — это как раз бывает часто, — но и собственно сюжет. В картине нет содержания. Кружева не на что надеть. И это действительно трагедия. Не знаю, ощущал ли ее таковой сам Юткевич, но безумно жаль, когда такое виртуозное владение кинематографическим мастерством, такое тонкое понимание природы кинематографического растрачивается впустую. «Кружева» — наверное, один из самых уверенных и эффектных дебютов в советском кино. Картина блестящая. Но стреляет холостыми».

    Вскоре Юткевича уволили из Московской киностудии, но в этом же году он возглавил Первую киномастерскую на киностудии «Ленфильм», где был популярен и востребован формализм. В дальнейшем Сергей Иосифович оставался ее руководителем в течение десяти лет. В 1929 году он снял фильм «Черный парус» - картину, которая очень напоминала «Кружева» сочетанием плакатной агитации и эстетики формализма. С этого же года Юткевич начал заниматься преподавательской деятельностью.

    В 1931 году Юткевич снял первый в истории советского кинематографа звуковой фильм «Златые горы». Эта картина рассказывала об истории завода. Следующая лента, «Встречный», снятая Юткевичем совместно с Ф.Эрмлером в 1932 году, была посвящена той же рабоче-заводской тематике. Обе ленты были благосклонно восприняты критикой, Юткевича называли создателем нового жанра – киносимфонии, его работы считались образцами соцреализма. Сергей Эйзенштейн писал о Юткевиче: «Трагическая фигура… мой друг С.И.Юткевич. …По малолетству он еще ничего не имел сказать, … а техника у него была почти зрелого художника, т. е. произошло размыкание: получилась беспредметная игра формами, которые служат вообще для выражения не только содержания, но для выражения индивидуальности художника. Вот то, что он овладел техникой раньше, чем было чего высказать, это размыкание до известной степени осталось на нем, как большой трагический отпечаток. У него никогда нет слитности и единства творческого процесса, где замысел и желание росли бы вместе с возможностью выражать, потому что таков единственно органический подход. …Т.е. в картинах Юткевича не чувствуется непосредственно индивидуальность, а между индивидуальностью и видом его произведений лежит какая-то грань».



    В 1934 году Юткевич попробовал свои силы в жанре документального кино. Он снял ленту «Анкара – сердце Турции», но и здесь он пытался экспериментировать, пробуя связать сухой документальный материал своеобразным внутренним сюжетом. Но к концу 1930-х годов Сергею Юткевичу пришлось отказаться от творческих поисков и экспериментов. Постановлением 1932 года единственно возможным художественным методом был объявлен соцреализм, что означало конец формалистского искусства, и Юткевич начал снимать фильмы, придерживаясь требований сверху. Вскоре он снял короткометражную агитационную ленту «Как будет голосовать избиратель» в 1937 году, посвященную выборам депутатов Верховного совета СССР. Он также снял фильмы «Шахтеры» в 1937 году, «Человек с ружьем» в 1938 году и «Яков Свердлов» в 1940 году.



    Сергей Юткевич на съемках фильма "Анкара - сердце Турции". 1934 год.

    За картину «Яков Свердлов» Юткевич получил Сталинскую премию в 1941 году. Снимая эту картину, Юткевич впервые в мировом кинематографе применил ретроспективную драматургию, но после редакции фильм «Яков Свердлов» приобрел обычную хронологическую последовательность эпизодов. Единственной попыткой творческого бунта режиссера в те годы стали съемки киноленты «Клоп» в 1937 году, но ее создание было заморожено еще на стадии производства.

    Картина «Человек с ружьем» начала тему «ленинианы», которая позже заняла значительное место в творчестве Юткевича. В 1958 году он снял фильм «Рассказы о Ленине», в 1966 году – фильм «Ленин в Польше», и в 1981 году – фильм «Ленин в Париже». О Ленине тогда снималось много фильмов, но особенностью подхода Юткевича было то, что он стремился создать поэтический образ Ленина-человека, а не торжественный парадный портрет вождя. В своей книге «Преданный авангарду» А.Ланглуа, советский режиссер, друг Юткевича писал о нем: «Его творческий путь говорит о постоянных метаморфозах художника, оставшегося, тем не менее, абсолютно верным своей отправной точке; и вот этот постоянный разрыв в сочетании с полной верностью и создают цельность его тонкого и многогранного творчества, где Юткевич, возмужав, не предал ни одного из идеалов юности. «Кружева» и «Черный парус» уже предвещают «Человека с ружьем». Тем же умным, острым, проницательным взглядом, смотревшим на Анкару, позднее он охватит Францию. Его «Златые горы» - это уже новое аудиовизуальное искусство завтрашнего дня. Когда Юткевич создавал яркие, неповторимые, выразительные костюмы к его совместной с Эйзенштейном сценической постановке «Макбета», воплощавшие острую выразительность его режиссерского почерка, - он был авангардистом. Но он был в авангарде и тогда, когда использовал нежные переливы небесных красок для передачи нарастания страсти в трагедии «Отелло». Он был в авангарде театра, когда буквально из ничего, с горсткой актеров, в первом акте «Клопа» на движущемся тротуаре подмостков театра Сатиры он сумел создать иллюзию улицы; он был в авангарде кино, когда, не размениваясь, на цветовые эффекты, погрузился в работу над фильмом «Ленин в Польше». …Именно он в 1932 году первым, как представитель младшего поколения, восстанет против Эйзенштейна, когда вдвоем с Эрмлером и наперекор начертанному Эйзенштейном снимает «Встречный», который помог направить в новое русло молодое звуковое кино, рождавшееся в то время в СССР, и заложит основы того направления, которое позднее получило название «социалистического реализма». В тот момент могло показаться, что Сергей Юткевич покинул ряды Авангарда, чуть ли не предал его, - и это в то время, когда он вместе с Эрмлером занял место в авангарде формирующегося кинематографа. Юткевич, таким образом, фильмом «Встречный» сыграл в советском кино ту же роль, что выпала почти одновременно на долю Жана Ренуара во Франции, чей фильм «Сука» (1931) заставил заговорить о новой природе и законах звукового кинематографа».

    К началу 1940-х годов Сергей Юткевич вышел за рамки режиссерской деятельности. С 1938-го по 1944-й годы он был художественным руководителем студии «Союздетфильм», занимался преподаванием и научно-искусствоведческой работой. Помимо этого, в 1939 году он занял должность главного режиссера ансамбля песни и пляски НКВД, и пробыл на этом посту до 1946 года. В 1939 году Сергей Юткевич стал профессором Института искусствознания.



    В военные годы режиссеру вернулся в своем творчестве к сатире и эксцентрике, он снял «Боевой киносборник номер семь» в 1941 году и кинофильм «Новые похождения Швейка» в 1943 году. В 1944 году он посетил Францию, и снял по материалам своей поездки документальный фильм «Освобожденная Франция». В этой ленте режиссер позволил себе переосмыслить нацистскую кинохронику, и в определенном смысле предвосхитил стиль и формат авторской кинопублицистики 1960-х годов. В этом же году, вернувшись на родину, Юткевич стал вести во ВГИКе собственную режиссерскую мастерскую. Воспоминаниями делился его ученик В.Мельников: «Начались будни, мы познакомились и с нашими педагогами. С нетерпением мы ожидали, когда начнутся занятия по режиссуре. Сперва Юткевич уехал на какой-то фестиваль во Францию, потом у него возникли спешные дела на «Мосфильме». И вот наступил долгожданный день. Юткевич, как всегда, благоухал и был элегантен. Он рассказал нам про Францию и про новый фильм «Свет над Россией», который уже начал снимать. Это была экранизация известной пьесы Погодина «Кремлевские куранты». В фильме участвовали Ленин, Сталин, английский фантаст Уэллс и строители Волховской электростанции. Юткевич пообещал, что мы тоже будем бывать на съемках и даже сниматься в групповых сценах. «Что же касается уроков режиссуры, — сказал он, — то не я вас буду учить, а вы будете сами учиться. Я брошу вас, как щенков, в воду, и вы будете барахтаться, пока чему-нибудь не научитесь. Возможно, кто-то утонет, но кто-то и выплывет».

    Самым сложным творческим периодом для Сергея Юткевича стали послевоенные годы. В 1947 году он экранизировал пьесу «Кремлевские куранты» Николая Погодина. Кинолента называлась «Свет над Россией», и уже готовилась к выходу в прокат, но образ Ленина в ней показался партийной верхушке и Комитету по цензуре недостаточно масштабным. Картину так и не увидела широкая публика, а сам Юткевич подвергся серьезной критике. В рамках политической кампании, направленной против космополитизма в искусстве, Сергей Юткевич с его формалистскими взглядами и «эксцентрическим» прошлым оказался подходящим объектом для преследований. В 1949 году его уволили из ВГИКа и ВНИИ Искусствознания. Вот что говорилось о нем в Резолюции собрания актива творческих работников советской кинематографии 1949 года: «Немалый вред принесли советской кинематографии своей «критической и теоретической деятельностью» Н.Коварский, С.Юткевич, Н.Лебедев, Е.Габрилович. В своих статьях и саморекламной книге «Человек на экране» С.Юткевич возвеличивает американского режиссера Гриффита, провозглашая его отцом мировой кинематографии, некритически восхваляет творчество американского режиссера и актера Чаплина. С.Юткевич в своей работе над фильмом «Свет над Россией» потерпел закономерный провал именно в силу того, что во всей концепции и в трактовке образов фильма дали себя знать не преодоленные им тенденции космополитского эстетства и формализма. В выступлении на активе, признавая свои ошибки, допущенные им в статьях о Гриффите и Чаплине, Юткевич не вскрыл политических корней этих ошибок. Актив просит Министерство кинематографии созвать в ближайшее время собрание творческих киноработников Ленинграда, на котором раскрыть во всей полноте диверсионный смысл деятельности эстетствующих космополитов кино, чтобы эта критика помогла студии «Ленфильм» выйти в число передовых киностудий страны».

    В 1952 году Юткевич снова получил возможность снимать кино. Он снял историко-биографический фильм «Пржевальский». Следующей его работой стала советско-албанская постановка «Великий воин Албании Скандерберг». Фильм был снят в 1954 году, вышел на экраны СССР после смерти Сталина и завоевал премию Каннского кинофестиваля. В 1954 году Юткевич вернулся во ВГИК, где преподавал режиссерское мастерство вплоть до конца 1960-х годов. В это же время режиссеру разрешили выезжать за границу.

    В 1956 году Юткевич снял экранизацию трагедии Шекспира «Отелло», где главную роль сыграл Сергей Бондарчук. Эта лента стала значительным событием в мировом кинематографе, за нее режиссер снова удостоился премии кинофестиваля в Каннах. В эти же годы Юткевич активно работал в театре, где в качестве художника-постановщика и режиссера поставил около тридцати спектаклей на разных сценах Москвы и Ленинграда. Очень известной театральной работой Сергея Иосифовича стал спектакль «Баня» по пьесе Владимира Маяковского в 1953 году. Это была совместная постановка Юткевича с Н.Петровым и В.Плучеком. В 1955 году он также принял участие в создании спектакля «Клоп», а в 1965 году вместе с Марком Захаровым работал над спектаклем «Карьера Артуро Уи».

    В 1958 году режиссер вновь вернулся к «лениниане». Он снял фильм «Рассказы о Ленине», состоящий из двух новелл. Своей картиной автору удалось создать настоящую легенду «о самом человечном человеке». Эта работа Юткевича засвидетельствовала новый уровень эстетики его творчества. Рассказывал сценарист кинофильма «Рассказы о Ленине» Евгений Габрилович: «Я начал работать с С.И.Юткевичем в картине «Рассказы о Ленине» при обстоятельствах неожиданных. Оказалась слабой одна из новелл одного из авторов, — выяснилось это тогда, когда группа уже была на съемках. Меня позвали сделать другую новеллу в «Рассказы». Имелось в виду, что новелла будет о жизни Владимира Ильича в Париже. Я было уже собрал материал и сел за машинку, когда вдруг у меня возникла другая мысль. Я предложил Юткевичу написать о последних месяцах жизни Владимира Ильича в Горках. И о смерти его. Предложил я это и сам испугался предложенного. Было понятно, как трудно осуществить задуманное. Ведь возникала необходимость показать Ильича больным, тяжко больным. Да и вообще тема сама по себе была беспримерной и сулила бездну административных препятствий. К тому же она сразу ставила вопрос об отказе от доскональности фактографической: свидетели говорили о том, что в последние месяцы жизни В.И.Ленин лишился речи. Показать же Владимира Ильича, лишенного движения и речи, я не считал возможным. И все же Юткевич разом принял мое предложение. Я никогда до тех пор не встречался с ним по работе, но тут увидел в нем то, что потом всегда удивляло меня: точность цели, уверенность, прекрасную ясность в «ведении» (да, это точное слово) сценариста. Он всегда четко знал, чего он хотел не только от сценария в целом, но и от каждой сцены и даже от каждого слова. Юткевич пригласил меня написать сценарий — пригласил вопреки советам должностных лиц, говоривших ему, что я уже провалил один раз этот сценарий, и советовавших обратиться к другим сценаристам, которые не проваливали».



    На МКФ в Москве, 1961 год.

    В 1962 году Сергей Юткевич продолжил обращаться к творчеству Владимира Маяковского. В соавторстве с А.Карановичем он снял кинофильм «Баня», а котором воплотил разработанный им самим метод киноколлажа, соединив в одной картине актерские эпизоды, рисованную и кукольную мультипликацию, и документальные кадры. Эту же линию он продолжил в более поздней ленте «Маяковский смеется» в 1976 году, основанной на пьесе «Клоп» и сценарии «Позабудь про камин», автором которых был сам Маяковский.

    С 1960-го по 1965-й годы Юткевич занимал должность главного режиссера Студенческого театра МГУ, а в конце 1962 года Сергею Юткевичу было присуждено звание Народного артиста СССР. Женат Сергей Юткевич был на балерине Елене Ильющенко. Их дочь Марианна позже стала киноведом.

    В 1965 году кинофильм «Ленин в Польше» стал очередным творческим триумфом Юткевича. В нем режиссер смог доказать, что любые темы в искусстве открыты для экспериментов. Визуальный ряд картины был озвучен новаторским методом «внутреннего монолога». В картине звучал только один голос исполнителя роли Ленина М.Штрауха, который рассказывал о происходящем на экране. Эта работа Сергея Юткевича была удостоена Государственной премии в 1967 году и премии Каннского кинофестиваля.



    М.Штраух и С.Юткевич.

    В 1967 году режиссер, совместно с Н.Клейманом, принимал активное участие в создании фотофильма «Бежин луг», на основе сохранившихся кадров уничтоженной в 1930-х годах киноленты Сергея Эйзенштейна, а в 1968 году Юткевич восстановил немой фильм «Барышня и хулиган» 1918 года, в которой снимался Маяковский.

    Получив возможность свободно выезжать за границу, Сергей Юткевич часто бывал во Франции, где он подружился с Жаном Кокто, Пабло Пикассо, Анри Матиссом и Жан-Поль Сартром. Трижды режиссер был в составе жюри Каннского фестиваля - в 1955, 1958 и 1961 годах, а с 1968 года он был удостоен звания вице-президента Французской национальной синематики. В 1970 году Юткевич снял советско-французский фильм «Сюжет для небольшого рассказа», в котором рассказывалось о непростых отношениях Антона Чехова и певицы Лики Мизиновой, роль которой исполнила Марина Влади, и об истории создания пьесы «Чайка». Этот фильм снова был экспериментом – актерское действие происходило на фоне нарочито театральных рисованных декораций.

    Все это время Юткевич не оставлял преподавательскую и научную деятельность, он работал во ВГИКе, набирал режиссерские мастерские, работал во ВНИИ киноискусства, углубленно изучал проблемы истории и теории кино, был главным редактором двух изданий «Кинословаря». В 1982 году на Венецианском кинофестивале Сергей Иосифович получил юбилейную премию «Золотой Лев» за вклад в мировое киноискусство. Последней значительной работой Юткевича в кино стала картина «Ленин в Париже», снятая в 1982 году, и получившая в 1983 году Государственную премию. Последними работами Юткевича в театре стали спектакли Московского музыкального камерного театра «Балаганчик» и «Незнакомка» по произведениям Александра Блока.



    Сергей Юткевич был автором нескольких книг и многочисленных статей о кинематографе и искусстве. Его работы имели большое влияние на современников и коллег, а также на развитие искусствоведения, изучения кино. Среди его работ была статья «Беседы о режиссерском мастерстве», написанная в 1938 году, и статья «Режиссер и художник в кино», написанная в 1939 году. Также Юткевич был автором работ о кино «Контрапункт режиссера» в 1960 году, «Шекспир и кино» в 1973 году, «Франция – кадр за кадром. О людях, фильмах, спектаклях, книгах» в 1970 году, «Кино – это правда 24 кадра в секунду» в 1974 году, «Режиссура – ее проблемы и трудности» в 1974 году, «Модели политического кино» в 1978 году.



    Киновед и критик М.Туровская писала в статье о Сергее Юткевиче: «Сергей Иосифович Юткевич — гений самоорганизации. Я не знаю, видел ли его кто-нибудь, когда-нибудь, где-нибудь небритым, небрежно одетым. Но он не только всегда тщательно выбрит и продуман в одежде — так же тщательно и продуманно он всегда готов к работе. Ну разумеется, бывают и неудачи, и «муки творчества», и, наверное, отчаяние, но на съемочной площадке он никогда не подымает голоса и остается корректен, точен и собран. А при той цепи мелких и досадных неувязок и серьезных художественных проблем, преодоление которых и составляет режиссерские будни, это свойство перестает быть просто чертой характера — оно становится творческой индивидуальностью. Мне приходилось встречаться с Юткевичем в разное время и по разным поводам — как с членом художественного совета и как с «обсуждаемым» на художественном совете, как с научным работником и как с «объектом» моей собственной критической работы — и всегда он был равен самому себе: профессионал, мастер, мэтр. Нетрудно себе представить, что это свойство не только профессии, но и поколения, к которому он принадлежит. Не так уже много осталось людей, которые помнят Юткевича начинающим, но дело-то в том, что мэтром он стал в возрасте примерно двадцати лет. Сочинял художественные манифесты, оформлял, ставил, преподавал. Трудно представить себе, что где-нибудь на научном заседании или на редакционной коллегии сидит с тобой рядом живая, олицетворенная история. Стесняешься спросить, и хотя Сергей Иосифович рассказывает занятнейшие подробности о начале нашего кинематографа «отменно тонко и умно», трудно поверить, что все это происходило на самом деле, с этим самым человеком. История и жизнь нередко отливают себя в тип. Типично — не значит, как у всех, это значит больше и острее. Юткевич «типическое явление» своего времени. Я говорила, его уникальная организованность — черта не бытовая, а творческая. За свою долгую жизнь он сумел так много создать, поставить, написать и прочитать, потому что, вероятно, нет дня, когда бы он не успел перелистать, увидеть и сделать что-нибудь. Он принадлежит к числу режиссеров-эрудитов: их не так много в кино. Он принадлежит к числу художников-универсалов: это еще реже. Многие «киношники» в те годы начинали с какой-либо другой профессии просто потому, что профессии кинорежиссера еще не было, но мало кто может похвастаться, что и в дальнейшей своей судьбе он остался театральным художником, педагогом, историком кино и мемуаристом — и все это не как-нибудь, не между делом, а так, что для любого другого хватило бы любого из этих дел на всю жизнь. Он недаром был другом Маяковского и Пикассо, учеником Мейерхольда и соучеником Эйзенштейна. Его биография пестрит фамилиями знаменитыми и известными, его библиография — темами, география его интересов — странами. Еще и сейчас, приходя на киностудию, Юткевич больше всех может рассказать о тех поисках и новациях, которыми отмечен европейский экран, приходя на заседание в Институт истории кино — о тех теоретических спорах, которыми наполнены европейские журналы. В искусстве, как нигде, много людей нереализовавшихся или реализовавшихся не в полную меру сил — и отнюдь не всегда тому виной внешние обстоятельства. В искусстве до смешного мало людей, о которых можно было бы сказать прекрасными горьковскими словами: «Он делал все, что мог, и все, что мог, сделал». Юткевич всегда делал все, что мог. И поэтому мне хочется кончить тем же, с чего я начала: с его удивительной внушающей почтение и зависть организованности, которая сама по себе есть искусство жить в искусстве».

    Сергей Иосифович Юткевич умер 23 апреля 1985 года и был похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище.



    О Сергее Юткевиче была подготовлена телевизионная передача из цикла «Легенды мирового кино».





    Текст подготовила Анастасия Чечётка

    Использованные материалы:

    Материалы сайта www.kino-teatr.ru
    Материалы сайта www.seance.ru (статья Петра Багрова «Советский денди. Сюжет для небольшого романа»)
    Материалы сайта www.ev-sules.com (текст Евгения Сулеса)
    Материалы сайта www.kinoart.ru (отрывки из статей Сергея Юткевича)
    Материалы сайта www.russiancinema.ru
    Материалы сайта www.krugosvet.ru

    Режиссёрские работы:

    1925 — Даёшь радио! (короткометражный, совместно с С. Грюнбергом)
    1928 — Кружева
    1929 — Чёрный парус
    1931 — Златые горы
    1932 — Встречный — совместно с Ф. Эрмлером
    1937 — Шахтёры
    1937 — Как будет голосовать избиратель (короткометражный)
    1938 — Человек с ружьём
    1940 — Яков Свердлов
    1941 — Новые рассказы бравого солдата Швейка (короткометражный, в Боевом киносборнике № 7)
    1941 — Эликсир бодрости (короткометражный, в Боевом киносборнике № 7)
    1941 — Белая ворона (короткометражный, в Боевом киносборнике № 7)
    1942 — Швейк готовится к бою
    1943 — Новые похождения Швейка
    1945 — Здравствуй, Москва!
    1947 — Свет над Россией
    1948 — Три встречи (совместно с В. Пудовкиным, А. Птушко)
    1951 — Пржевальский
    1953 — Великий воин Албании Скандербег (СССР/НРА)
    1955 — Отелло
    1957 — Рассказы о Ленине
    1966 — Ленин в Польше (СССР/ПНР)
    1968 — Бежин луг (фотофильм, среднеметражный, совместно с Н. Клейманом)
    1969 — Сюжет для небольшого рассказа (СССР/Франция)
    1981 — Ленин в Париже





    28 декабря 1904 года – 23 апреля 1985 года

    Похожие статьи и материалы:

    Юткевич Сергей (Цикл передач «Легенды мирового кино»)




    Для комментирования необходимо зарегистрироваться!




    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.