"Величайшая польза, которую можно извлечь из жизни —
потратить жизнь на дело, которое переживет нас". Уильям Джеймс.

 
















  • Искусство | Живопись

    Шагал Марк Захарович



    Художник



    «Наперекор всем трудностям нашего мира во мне сохранились часть той одухотворенной любви, в которой я был воспитан, и вера в человека, познавшего Любовь. В нашей жизни, как и в палитре художника, есть только один цвет, способный дать смысл жизни и Искусству, Цвет Любви». Марк Шагал.


    Выдающийся художник XX века Марк Шагал родился 7 июля 1887 года в Витебске, в границах оседлости, которые были определены ещё Екатериной II для компактного проживания евреев.

    Марк Шагал - урождённый Мойше Шагал, или в русской транскрипции Мовшa Хацкелевич Шагалов. Настоящая фамилия семьи — Сегал, и по воспоминаниям Марка Шагала, ее изменил на «Шагал» отец художника. Марк был девятым ребенком в семье. Отец художника Хацкель (Захар) Мордух работал грузчиком в лавке торговца селедками, и был человеком глубоко религиозным, тихим и добрым. Мать Марка - Фейга Ита, была дочью мясника из Лиозно. В отличие от мужа она была женщиной словоохотливой, веселой и деятельной. Шагал в своем характере и творчестве объединил черты и отца и матери.

    В 1906 году Марк поступил в Школу рисования и живописи И.Пэна в Витебске, и одновременно работал ретушером в фотоателье.



    В 1907 году Марк уехал в Петербург, получил временное разрешение на пребывание там, и поступил в возглавляемую Николаем Рерихом Рисовальную школу Императорского общества поощрения художеств. Он работал гувернером в семье адвоката ради заработка и учеником в мастерской вывесок — для получения удостоверения ремесленника, которое давало право на проживание в столице. В 1908 году Шагал перешел в художественную школу Е.Н.Званцевой, где учился у Л.Бакста и М.Добужинского.



    В 1910 году, уезжая в первый раз в Париж, он злился на отца:

    - Послушай, у тебя взрослый сын, художник. Когда ты перестанешь надрываться как проклятый на своего хозяина? Видишь, не умер же я в Петербурге? Хватило мне на котлеты? Ну, так что со мной станет в Париже?

    - Уйти с работы? – возмущался отец. – А кто будет меня кормить? Уж не ты ли? Как же, знаем.

    Мама беспокоилась:

    - Сынок, не забывай отца с матерью. Пиши почаще. Проси, что понадобится.



    В 1910 году Шагал впервые участвовал в выставке студенческих работ в редакции журнала «Аполлон». В том же году, благодаря члену Думы государственной М.Винаверу, купившему у него картины, и назначившему ему денежное содержание на период обучения, Шагал уехал в Париж. Он снял мастерскую в знаменитом прибежище парижской богемы «Ла Рюш» («Улей»), где в те годы жили и работали многие молодые художники-авангардисты, преимущественно эмигранты: А.Модильяни, О.Цадкин, чуть позже — Х.Сутин и другие художники.

    Шагал быстро вошел в круг парижского литературно-художественного авангарда. Там Шагал познакомился с поэтами-авангардистами Блезом Cентраром, Максом Якобом и Гийомом Апполинером, экспрессионистом Сотеном, колористом Делонеем и кубистом Жаном Метцзингером. Такая компания была плодотворной почвой для развития любого направления в искусстве. Именно тогда Шагал начал демонстрировать и развивать свою уникальную художественную технику, зачатки которого проявлялись ещё в Петербурге. За те четыре года в Париже Шагал написал картины «Я и деревня» в 1911 году, «Автопортрет с семью пальцами» в 1912 году, «Скрипач» в 1912 году и другие произведения. Часто в его картинах фигурировали неброские герои приятной наружности, с восточным типом лица и кудрявыми волосами, в которых нетрудно узнать автора.

    В период с 1911–го по 1913-й годы его работы экспонировались в Осеннем салоне и Салоне Независимых в Париже, в галерее «Дер штурм» в Берлине.



    Кроме того, Шагал принимал участие в выставках художественных объединений в России. В 1914 году при содействии Г.Аполлинера в галерее «Дер штурм» состоялась первая персональная выставка Шагала. После ее открытия Шагал уехал в Витебск, и в связи с начавшейся Первой мировой войной он не смог, как предполагал, вернуться в Париж, и оставался в России до 1922 года.



    В 1915 году Шагал женился на дочери витебского ювелира Белле Розенфельд, которая сыграла огромную роль в его жизни и творчестве. Сам Шагал считал ее своей музой, и Белла стала частой героиней его картин, таких как «Двойной портрет со стаканом вина», созданной в 1917 году и «День рождения», созданной в период с 1915-го по 1923-й год. Мама Беллы была крайне недовольна выбором дочери: «Пропадешь ты с ним, доченька, пропадешь ни за грош. Художник! Куда это годится? Что скажут люди?».

    Белла и Марк провели медовый месяц в деревенской райской тишине. Он рассказывал: «В полдень наша комната была похожа на великолепное панно – хоть сейчас в Париже выставляй». Потом вспыхнула Первая мировая. У Шагала отобрали паспорт и посадили писарем в какую-то военную контору.



    Марк Шагал рассказывал: «Немцы одержали первые победы. Удушающие газы достигали меня даже на службе, на Литейном проспекте. Живопись заглохла». Узнав о том, что где-то в центре идет погром, Шагал побежал туда. Он должен был видеть это своими глазами: «Вдруг из-за угла прямо передо мной вырастают громилы – четверо или пятеро, вооруженные до зубов. – Жид? – Я колебался секунду, не больше. Ночь, откупиться нечем, отбиться или убежать не смогу. Моя смерть была бы бессмысленной. Я хотел жить…». Но его отпустили. Не теряя времени, он побежал дальше в центр. И увидел, как стреляют, как грабят, и как сбрасывают людей в реку. «А потом, - писал он, - на Россию надвинулись льды. Мадам Керенский бежал. Ленин произнес речь с балкона. Зияют дали. Огромные и пустые. Хлеба нет».

    У них с Беллой родилась дочь, которую назвали Идой. Есть было нечего. Несколько лет они ездили между Витебском, Петроградом и Москвой. У родителей жены отняли все. Тещу забрали. Мама умерла. Отца задавил грузовик. Последние кольца жена поменяла на кусочек масла.



    Шагалу предложили преподавать в детской колонии имени III интернационала. Там было около пятидесяти сирот. Шагал рассказывал: «Все они были беспризорники, битые уголовниками, помнившие блеск ножа, которым зарезали их родителей, никогда не забывавшие предсмертных стонов отца и матери. На их глазах вспарывали животы изнасилованным сестрам. И вот их-то я учил рисованию. Как жадно они рисовали! Набрасывались на краски, как звери на мясо. Босоногие, они галдели наперебой: «Товарищ Шагал! Товарищ Шагал!». Только глаза их никак не улыбались: не хотели или не могли».



    Шагал поддерживал отношения с жившими в Петрограде художниками и поэтами, участвовал в выставках. Он участвовал в «Весенней выставке современной русской живописи» в 1916 году в «Выставке Еврейского общества поощрения художеств» в том же 1916 году, и других выставках.



    В 1917 году Шагал снова уехал в Витебск. Как и многие другие художники, он с воодушевлением принял Октябрьскую революцию, и активно включился в организацию новой культурной жизни России. В 1918 году Шагал стал комиссаром искусств губернского отдела Наробраза Витебска и в том же году разработал проект грандиозного праздничного оформления улиц и площадей Витебска в связи с годовщиной Октябрьской революции. В начале 1919 года он организовал и возглавил Витебскую народную художественную школу, куда пригласил в качестве преподавателей И.Пэна, М.Добужинского, И.Пуни, Э.Лисицкого, К.Малевича и других художников.



    Однако вскоре между ним и Малевичем возникли принципиальные разногласия относительно задач искусства и методов преподавания. Малевич считал, что Шагал недостаточно «революционен». Эти разногласия переросли в открытый конфликт, и в начале 1920 года Шагал покинул школу и уехал в Москву вместе с женой и дочерью, где до отъезда на Запад в 1922 году работал в Еврейском камерном театре, руководителем которого был А.Грановский. За эти годы Шагал оформил спектакль «Вечер Шалом Алейхема» по его одноактным пьесам «Агентн» («Агенты»), «Мазлтов!» («Поздравляем!») и выполнил несколько живописных панно для фойе театра. Шагал сотрудничал также с театром «Хабима», который в то время возглавлял Евгений Вахтангов.



    Шагал принимал активное участие в художественной жизни — был членом Художественной секции Культур-лиге в Москве. Его совместная выставка с Н.Альтерманом и Д.Штеренбергом, организованная секцией, состоялась весной 1922 года в Москве. Состоялись также две персональные выставки Шагала в 1919 году в Петрограде и в 1921 году в Москве.

    В 1922 году Шагал окончательно решил покинуть Россию, и уехал сначала в Каунас для устройства своей выставки, а затем в Берлин, где выполнил по заказу издателя П.Кассирера серию офортов и гравюр для автобиографической книги «Моя жизнь».



    В конце 1923 года Шагал поселился в Париже, где познакомился со многими авангардистскими поэтами и художниками — П.Элюаром, А.Мальро, М.Эрнстом, а также с меценатом и издателем А.Волларом, который заказал ему иллюстрации, в том числе к Библии.

    Начиная работать над библейскими рисунками, Шагал в 1931 году отправился на Ближний Восток. По приглашению М.Дизенгофа Шагал посетил Эрец-Исраэль, во время поездки он много работал, написал значительное количество эскизов «библейских» пейзажей. Тогда же побывал в Египте. В 1924 году участвовал в альманахе «Халястре», издававшемся П.Маркишем.

    В 1920–х и 1930-х годах Шагал много путешествовал с персональными выставками. В 1922 году состоялась выставка его работ в Берлине, в 1924 году - в Брюсселе и Париже, в 1926 году - в Нью-Йорке, в 1930-е годы - в Париже, Берлине, Кельне, Амстердаме, Праге и других городах. Также он изучал классическое искусство. В 1933 году в Базеле была открыта его ретроспективная выставка, и в том же году в Мангейме по приказу Геббельса было устроено публичное сожжение работ Шагала, а в 1937–39 годы его работы экспонировались на выставках «Дегенеративное искусство» в Мюнхене, Берлине, Гамбурге и других городах Германии.

    В 1937 году Шагал принял французское гражданство, и в начале Второй мировой войны в связи с оккупацией Франции Шагал с семьей уехал из Парижа на юг страны, а в июне 1941 года, на следующий день после нападения Германии на Советский Союз, по приглашению Музея современного искусства он переехал в Нью-Йорк.

    В Нью-Йорке, Чикаго, Лос-Анджелесе и других городах прошло много персональных и ретроспективных выставок Шагала. В 1942 году Шагал оформил балет на музыку Рахманинова «Алеко» в Мехико, в 1945 году — «Жар-птицу» Стравинского в «Метрополитен-опера» в Нью-Йорке.

    В 1944 году скончалась жена Шагала Белла. Марк Шагал долго не мог заставить себя взять кисть в руки, все начатые работы в мастерской были поставлены лицом к стене. Только после года молчания, Шагал вновь возвращается к работе.

    После окончания войны, в 1947 году Марк Шагал возвратился во Францию и поселился на вилле «Холм» недалеко от города Сен-Поль-де-Ванс на Лазурном берегу Средиземного моря.



    Мемуары Беллы «Горящие свечи» с иллюстрациями Шагала были изданы в 1946 году. В том же году состоялась ретроспективная выставка Шагала в Нью-Йорке, а в 1947 году, впервые после войны, в Париже. За ней последовали выставки в Амстердаме, Лондоне и других европейских городах. В 1948 году Шагал вернулся во Францию, поселился недалеко от Парижа, а в 1952 году женился на Валентине Бродской. В 1948 году на 24-й Венецианской бьеннале Шагалу был присужден «Гран-при» за гравюру.



    В 1951 году Шагал посетил Израиль в связи с открытием его ретроспективной выставки в музее при школе Бецалель в Иерусалиме, побывал также в Тель-Авиве и Хайфе. В 1977 году Шагалу было присвоено звание почетного гражданина Иерусалима.

    С 1950-х годов Шагал работал преимущественно как монументалист и график. С 1950 года он начал работать на керамике, в 1951 году сделал первые скульптурные работы, с 1957 года занимался витражами, с 1964 года — мозаикой и шпалерами. Шагал создал фрески для фойе театра «Уотергейт» в Лондоне в 1949 году, керамическое панно «Переход через Красное море» и витражи для церкви в Асси в 1957 году, витражи для соборов в Меце, Реймсе и Цюрихе в 1958–60-е годы, витражи «Двенадцать колен Израилевых» для синагоги медицинского центра «Хадасса» в Иерусалиме в 1960–62-е годы, плафон в «Гранд-опера» в Париже в 1964 году, мозаичные панно для здания ООН в 1964 году, «Метрополитен-опера» в 1966 году в Нью-Йорке, и многие другие работы.



    В 1967 году в Лувре состоялась выставка произведений Шагала, объединенных в цикл «Библейские образы». В 1973 году в Ницце был открыт заложенный в 1969 году Национальный музей «Библейские образы Марка Шагала». В том же 1973 году Шагал впервые после эмиграции посетил Россию, побывал в Ленинграде и Москве, где к приезду художника была открыта выставка его литографий, а также были извлечены из запасников и отреставрированы настенные панно, выполненные в 1920 году для фойе Еврейского камерного театра и считавшиеся утраченными. Шагал подтвердил подлинность панно, подписав их. С 1950-х годов в крупнейших галереях и выставочных залах мира проходили выставки произведений Шагала, ретроспективные или посвященные какой-либо теме или жанру.

    Живописная система Шагала формировалась под влиянием различных факторов, парадоксально, но органично переосмысленных и образующих единое целое. Кроме русского искусства (включая иконопись и примитив) и французского искусства начала 20 века, одним из определяющих элементов этой системы является самоощущение Шагала, неразрывно связанное для него с призванием. «Если бы я не был евреем, как я это понимаю, я не был бы художником или был бы совсем другим художником», — сформулировал он свою позицию в одном из эссе. От своего первого учителя И.Пэна Шагал воспринял представление о национальном художнике, а национальный темперамент нашел выражение и в особенностях его образного строя. В первых самостоятельных работах Шагала отчетливо проявляется визионерский характер его творчества: реальность, трансформированная фантазией художника, приобретает черты фантастического видения. Тем не менее, все ирреальные образы — скрипачи на крыше, зеленые коровы, головы, отделенные от туловищ, летающие в небе люди — не произвол безудержной фантазии, они содержат в себе четкую логику, конкретное «сообщение». Художественные приемы Шагала основаны на визуализации поговорок на идиш и воплощении образов еврейского фольклора. Шагал вносил элементы еврейской интерпретации даже в изображение христианских сюжетов в работах «Святое семейство» в 1910 году, «Посвящение Христу» («Голгофа») в 1912 году. Этому принципу он остался верен до конца жизни.

    В первые годы творчества местом действия его произведений был Витебск — улочка, площадь и дом. В этот период в пейзажах Витебска Шагала, сценах из жизни общины присутствовали черты гротеска. Они напоминали театральные мизансцены, подчиненные точно выверенному ритму. Цветовая гамма ранних работ была в основном построена на зеленых и коричневых тонах с присутствием фиолетового, а формат картин приближался к квадрату - «Шаббат» в 1910 году.

    Первый период пребывания в Париже с 1910–го по 1914-й годы сыграл важную роль в творчестве Шагала: художник соприкоснулся с новыми художественными направлениями, из которых кубизм и футуризм оказали на него прямое влияние. В еще большей степени можно говорить о влиянии атмосферы художественного Парижа тех лет. Именно в эти годы и в последовавший затем «русский период» сложились основные принципы искусства Шагала, проходящие через все его творчество, определились постоянные символические типы и персонажи. Чисто кубистических, как и чисто футуристических произведений у Шагала немного, хотя они и встречаются на протяжении 1910-х годов, в частности - «Адам и Ева» в 1912 году. Стиль Шагала этого времени можно определить скорее как кубофутуристический, который был одним из важных направлений искусства авангарда в России. Резкие соотношения желтого, красного, синего, зеленого и фиолетового цветов составляют основу цветовой гаммы Шагала, они часто сочетались с черным, иногда составляющим фон.

    Последовавший затем «русский период» с 1914–го по 1922-й годы был временем обобщения накопленного опыта. Тематика и стилистика Шагала были разнообразны — от этюдов Витебска и портретов близких до символических композиций - «Мать на диване» в 1914 году, «Лежащий поэт» в 1915 году, «Над городом» в период с 1914–го по 1918-й годы. Особенно отчетливо авангардная направленность проявилась в графике тех лет - «Движение» в 1921 году, и в произведениях, связанных с театром - в панно «Еврейский театр» в 1920 году Шагалом была разработана сложная символика, включающая элементы еврейской традиции, зашифрованные комментарии к театральным закулисным событиям, декларацию Шагала о задачах еврейского театра.

    Первые годы после возвращения в Париж были самыми спокойными в жизни и творчестве Шагала. Казалось, художник подводил итоги своей жизни - он, в частности, работал над иллюстрированной автобиографической книгой.



    Почти до конца 1920-х годов Шагал занимался, в основном, графикой — книжными иллюстрациями к «Мертвым душам» Гоголя, опубликованным в 1948 году и «Басням» Ж.Лафонтена, опубликованным в 1952 году. В эти годы Шагал продолжал заниматься живописью, писал много натурных этюдов. Его палитра высветлилась и стала более пестрой, композиции изобиловали подробностями. Шагал вернулся к своим старым произведениям, создавая вариации на их темы.

    В конце 1930-х годов ощущение надвигающейся катастрофы нашло выражение в «Распятиях» - «Белое распятие» в 1938 году и «Мученик» в 1940 году. Композиция и цветовая гамма этих работ восходила к русской иконе, но Иисус изображался в таллите, а все атрибуты картины были связаны с иудаизмом (свитки Торы, менора). Ландшафт и персонажи возвращали зрителя к Витебску и хасидам.

    В позднем творчестве Шагала преобладала религиозная тематика. Выполненные в 1950–х и 1960-х годах 17 больших полотен, вошедших в цикл «Библейские образы», отчасти основывались на более ранних работах Шагала «Рай», «Авраам и три ангела» и «Песнь Песней». Живописи Шагала позднего периода, связанной с библейской тематикой, были присущи экспрессия и трагизм.

    Монументальные работы Шагала как на религиозные темы, так и посвященные театру, были стилистически близки к «Библейским образам», но специфика техники — светоносность витражей, тусклое мерцание мозаики, глубокие тона ковров — давала художнику дополнительные возможности. Кроме того, символика, которая всегда играла большую роль в произведениях Шагала, была особенно тщательно продумана в монументальных произведениях художника на религиозные темы. Так, само расположение витражей в синагоге Хадассы — четыре группы по три витража в каждой — продиктовано расположением двенадцати колен Израилевых вокруг Скинии завета на привале в Синайской пустыне, а цвета, использованные в витражах, определяются цветами 12 камней (по числу колен), украшавших одежду первосвященника.



    Живопись Шагала в 1970–е и 1980-е годы включала также лирические произведения, возвращавшие художника в прошлое — к образу местечка, к воспоминаниям о близких. Работы «Отдых» в 1975 году и «Невеста с букетом» в 1977 году были выполненные маслом, и напоминали пастели — размытые контуры, разноцветное марево создают ощущение призрачного видения-миража.

    В 1973 году в Ницце открылся Музей Марка Шагала, а в 1977 году в Лувре появилась персональная экспозиция работ художника. На протяжении всей жизни Шагал писал стихи, в начале на идиш и на русском языке, а затем и на французском. Лирика Шагала была пронизана еврейскими мотивами, в ней можно найти отклики на трагические события еврейской истории — например, поэма «Памяти еврейских художников — жертв Катастрофы». Многие стихи Шагала являются своеобразным ключом для понимания его живописи. Подборка стихотворений Шагала — в переводах с идиш и написанных по-русски была опубликована в сборнике М.Шагал. «Ангел над крышами. Стихи, проза, статьи, письма» в 1989 году.



    Творчество Марка Шагала, в картинах которого присутствуют и массивные букеты, и меланхоличные клоуны, и парящие в облаках влюбленные, и мифические животные, и библейские пророки, и даже скрипачи на крыше, стало знаковым этапом в развитии мирового художественного искусства.



    Шагал прожил долгую жизнь - почти сто лет. Он был свидетелем страшных событий, но безумства XX века не помешали художнику воспринимать мир со светлой грустью подлинного мудреца. Марк Шагал жил до конца жизни на французской Ривьере и умер 28 марта 1985 года в лифте, поднимавшемся в мастерскую. Он сказал о себе: «Я жизнь прожил жизнь в предощущенье чуда».



    Лишь та страна моя – что в сердце у меня.
    В которую как свой, без всяких виз и видов,
    Вхожу. Моя печаль и горечь ей видна.
    Она, моя страна, меня уложит спать,
    Она меня укроет благоуханным камнем.
    Я думаю, сейчас пойди я даже вспять –
    Я все равно уйду вперед, Туда,
    К высотным, горным Вратам.


    В 1987 году о Марке Шагале был снят документальный фильм «Марк Шагал - художник из России».





    Текст подготовил Андрей Гончаров

    Использованные материалы:

    Материалы сайта www.artsait.ru
    Материалы сайта www.eleven.co.il
    Текст статьи Юлии Корольковой





    7 июля 1887 года – 28 марта 1985 года

    Похожие статьи и материалы:

    Шагал Марк (Документальные фильмы)
    Шагал Марк (Цикл передач «Гении и злодеи»)




    Для комментирования необходимо зарегистрироваться!


    Шагал Марк Захарович (Живопись)
    7 июля - день рождения Марка Шагала Именно 7-го, а не 6-го, как ошибочно указано на многих сайтах. Для подтверждения достаточно обратиться к авторитетным источникам. 1. "Шагал" Даниэль Маршессо (Daniel Marchesseau) ISBN 5-17-013132-1, ISBN 5-271-03927-7, ISBN 2-07-053298-4 2. "Chagall" Ingo F. Walther, Rainer Metzger ISBN 3-8228-5990-7 3. "Marc Chagall" Victoria Charles ISBN : 978-1-78042-474-3 И так далее. На фото по ссылке вы видите две страницы из первой книги http://www.marc-chagall.ru/news-70.php

    marc chagall [2013-07-05 12:51:52]
    Спасибо. Исправил.

    Андрей Гончаров [2013-07-05 17:02:19]



    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.