"Величайшая польза, которую можно извлечь из жизни —
потратить жизнь на дело, которое переживет нас". Уильям Джеймс.

 
















  • Искусство | Литература

    Кюхельбекер Вильгельм Карлович



    Декабрист и литератор




    Вильгельм Кюхельбекер родился 10 июня 1797 года в Петербурге.

    Его отец Карл Кюхельбекер был родом из саксонского города Баутцена и считался широко образованным человеком: у него были глубокие познания в юриспруденции, экономике и агрономии. Он слушал лекции в Лейпцигском университете в то же время, что Гёте и Радищев. По протекции влиятельных родственников он приобрел должность секретаря великого князя Павла Петровича, а затем стал директором Павловска. Мать Вильгельма, Юстина фон Ломан, была нянькой младшего сына императора Михаила Павловича.

    В 1798 году Павел I отдал Карлу Кюхельбекеру в пожизненное пользование имение Авинорм, где и прошло детство Вильгельма. Карл Кюхельбекер оказался очень рачительным помещиком, старающимся заботиться о благосостоянии своих крестьян. Во время голода 1808 года благодаря его заботам Авинорм был одним из немногих мест, где жертв голода не оказалось. Между тем, семью Кюхельбекеров совсем нельзя было бы назвать богатой. В семье было четверо детей, и родители старались дать всем достойное образование, тратя на это основную часть дохода от поместья.

    В 1807 году маленький Вильгельм перенес тяжелое заболевание, из-за которого стал глухим на левое ухо. Этот недостаток способствовал развитию тревожного и вспыльчивого характера. Мальчика постоянно дразнили, и ему приходилось защищаться.

    Отец Кюхельбекера умер от чахотки 1809 году. До этого он обращался к новому царю с просьбой отдать Авинорм в пожизненное владение его жене, но ему в этом было отказано под предлогом того, что имение было уже обещано Дерптскому университету. После его смерти заботу о семье взяла на себя сестра Вильгельма Юстина, жена профессора русского языка и литературы Дерптского университета Григория Глинки, впоследствии наставника великих князей Николая (будущего императора) и Константина.

    Еще в 1808 году Вильгельм был определен в частный пансион Иоганна Фридриха Бринкмана в Выру. Учебная программа заведения была очень обширной, в нее входили и языки, и естественные науки. Основательное образование помогло Кюхельбекеру блестяще сдать в 1811 году вступительные экзамены в Царскосельский лицей, куда он был принят по рекомендации своего дальнего родственника Михаила Барклая де Толли.

    О жизни первого выпуска лицеистов существует много литературы. Много было написано об усидчивости и дарованиях лицеиста Кюхельбекера, чьи способности были подмечены лицейским начальством. Между тем, он имел очень неровный и взрывной характер, что усугубляли и постоянные издевательства в его адрес, где высмеивались и его глухота, неровное знание русского языка, и, наконец, его ориентация на немецких авторов, в частности Геснера и Клопштока. Даже его попытка утопиться вызвала новый прилив шуток и эпиграмм. Правда, Кюхельбекер отличался большой незлобивостью, а своими знаниями и упорством смог снискать себе уважение среди других лицеистов. К этому времени относились и его первые поэтические опыты на немецком и русском языках. Им активно поддерживалась переписка с домашними. Вот какую характеристику дал своему воспитаннику профессор Пилецкий: «Кюхельбеккер Вильгельм, лютеранского вероисповедания, 15 –лет. Способен и весьма прилежен; беспрестанно занимаясь чтением и сочинениями, он не радеет о прочем, от того в вещах его мало порядка и опрятности. Впрочем, он добродушен, искренен, с некоторою осторожностью, усерден, склонен ко всегдашнему упражнению, избирает себе предметы важные, плавно выражается и странен в обращении. Во всех словах и поступках, особенно в сочинениях приметны некоторое напряжение и высокопарность, часто без приличия… Раздраженность нервов его требует, чтобы он не слишком занимался, особенно сочинениями». Пушкин тоже иногда посмеивался над Виленькой, но вскоре разглядел и оценил те свойства Кюхельбекера, которые заслуживали не иронии, а самого высокого уважения. Вильгельм был прямодушен и искренен в принципах добра и справедливости. Он лучше других лицеистов знал литературу, историю, философию и щедро делился своими знаниями. Кюхля писал стихи (вначале неумелые и косноязычные), но преклонялся перед стихами звучными и тонкими по мысли. Он всегда восхищался стихами Пушкина и с любовью относился к его поэтическому дару. Но при этом выступал с критикой, если ему что-то не нравилось. Между Пушкиным и Кюхельбекером даже случилась дуэль, во время которой никто не был ранен, и после которой друзья помирились.

    Кюхельбекер окончил Лицей с серебряной медалью и вместе с Пушкиным поступил летом 1817 года в Коллегию Иностранных дел. Одновременно он стал преподавать русскую литературу в Благородном пансионе при Главном педагогическом институте. Среди его учеников оказались младший брат Пушкина Лев и будущий композитор Михаил Глинка. Известно, что по совету Жуковского Кюхельбекер пытался получить место профессора русского языка в Дерптском университете, но неудачно. Он был деятельным членом Вольного общества любителей словесности, наук и художеств. Но педагогические занятия, досуг от которых он посвящал занятиям литературным, Кюхельбекер скоро оставил. Неудачный роман подтолкнул его к перемене мест.

    8 сентября 1820 года он отправился в должности секретаря обер-камергера А. Нарышкина в путешествие по Западной Европе. Результатом этой поездки стала книга путевых заметок «Путешествие», большей частью вышедшая в разных журналах в 1824-1825 годов. Свое путешествие Кюхельбекер начинал с прибалтийских провинций, но в тексте его писем им уделено сравнительно мало места, а описания соответствовали романтическим установкам своего времени. Так, Нарва характеризовалась как древний город, причем автор изображал ее жизнь, отталкиваясь от надгробных надписей в соборе святого Петра. В природных описаниях доминировали пасмурность и туманность, подчеркивался скандинавский характер пейзажа. Очень кратко сопоставляя разные прибалтийские народности, Кюхельбекер находил самыми лучшими жителей Курляндии, но он сравнивал их только в отношении внешнего вида, в свою очередь, рассматривая их в одном контексте с античными идеалами физической красоты. Вообще, можно отметить, что тема искусства – главнейшая в его «Путешествии», где автор особенно тщательно передавал свои впечатления от созерцаний известных произведений искусства, например, в Дрезденской галерее.

    На страницах писем упомянуто и о встречах с известными людьми. Так, среди берлинских открытий подробно упомянуто о впечатлении от музыки пятнадцатилетнего Феликса Мендельсона-Бартольди. В Дрездене Кюхельбекер встретился с шестидесятипятилетней графиней фон дер Реке, о которой восторженно отзывался как о «почтенной, величавой и кроткой любимице муз». Одновременно он познакомился и с Христианом Августом Тидге, с которым беседовал о современной русской литературе и передавал ему для перевода пушкинское стихотворение «Роза». Там же Кюхельбекер общался и с Людвигом Тиком, «человеком чрезвычайно занимательным и достойным примечания по своему образу мыслей», они обсуждали произведения Новалиса, Виланда и Клопштока. В Веймаре Кюхельбекер встречался с Гёте и передал ему письмо от Клингера. Гёте в знак благодарности подарил молодому поэту издание «Маскарадного шествия» с дарственной надписью.

    В Париже Кюхельбекер обратил на себя внимание властей лекциями под названием «Свойства нашей поэзии и языка», которые читал в либеральном научном обществе «Атеней». Текст лекций до потомков не дошел, но едва ли они были удачны, — по крайней мере А.И.Тургенев, в руках которого они были, называл их курьезом, для Кюхельбекера же последствия его дебюта перед французами в качестве лектора были весьма печальны. Особенно после одной лекции, в которой он говорил о влиянии на древнюю русскую письменность вольного города Новгорода и его вече. Ему пришлось немедленно вернуться назад в Россию. Возвратившись в Петербург, Кюхельбекер очутился в бедственном положении, без средств и под подозрением по поводу лекций в Париже. Некоторое время Кюхельбекер не мог найти себе занятие.

    В сентябре 1821 года он уехал служить на Кавказ под покровительство Ермолова, где продолжал свое знакомство с Грибоедовым. Но и здесь возник конфликт с начальством, а после ссоры и дуэли с родственником Ермолова Кюхельбекер оставил службу. В мае 1822 года он вышел в отставку и около года жил в имении сестры Юстины в селе Закуп Смоленской губернии. Именно к этому времени относилось его «эстонская повесть» «Адо». Материальная необеспеченность заставила Кюхельбекера искать новую службу. Он намеревался перебраться на службу в Петербург, мечтал издавать журнал, искал потом место в Одессе у графа Воронцова Но ни личные просьбы, ни ходатайства друзей не имели успеха.

    В июле 1823 года Кюхельбекер приехал в Москву, где начал давать лекции в Университетском пансионе, а заодно и частные уроки. Помимо этого, он принялся вместе с Владимиром Одоевским за издание альманаха «Мнемозина». Однако и это предприятие не дало желаемых результатов. Главными целями этого теперь мало известного издания были: «распространить несколько новых мыслей, блеснувших в Германии; обратить внимание читателей на предметы в России мало известные, по крайней мере, заставить говорить о них; положить пределы нашему пристрастию к французским теоретикам; наконец, показать, что не все предметы исчерпаны, что мы, отыскивая в чужих странах безделки для своих занятий, забываем о сокровищах, вблизи нас находящихся». Правда, не все цели, намеченные редакцией, были достигнуты с равным успехом, но «Мнемозина» ознакомила русскую публику с плодами немецкой культуры и философии, и этот сборник представлял большой историко-литературный интерес, хотя выдающимся успехом в свое время не пользовался. В нем приняли участие, кроме редакторов, такие крупные писатели, как Пушкин, Грибоедов, Баратынский, князь Вяземский и другие авторы. В «Мнемозине» Кюхельбекер поместил и свои интересные обширные воспоминания о заграничном путешествии.

    Множество других планов Кюхельбекера – работа в министерстве финансов, профессорская деятельность в Эдинбурге или в Крыму – тоже остались нереализованными. 1825 год Кюхельбекер провел без определенных занятий частью в Москве, частью в Петербурге, частью в имении сестры. Осенью этого года он вернулся в Петербург и поселился у своего приятеля князя А.И.Одоевского. Здесь он присоединился к обществу лиц, принявших участие в декабрьском восстании.

    Во время восстания 14 декабря 1825 года Кюхельбекер стал одним из самых деятельных участников событий на Сенатской площади. Он пытался застрелить своего молочного брата великого князя Михаила Павловича. Попытка бегства заграницу через Варшаву ему не удалась. По словесному портрету, составленному Булгариным, 19 января 1826 года он был опознан и арестован.

    Смертная казнь Кюхельбекеру была заменена двадцатью годами каторжных работ (позднее, срок сократился до пятнадцати). Благодаря связям семьи с императорской фамилией позднее и этот приговор был смягчен, и Кюхельбекера приговорили к одиночному заключению в крепости Динабурга. По дороге туда произошла его известная встреча с Пушкиным, оказавшаяся для обоих последней. Пушкин периодически снабжал своего товарища литературными новинками и даже добился в 1835 году возможности анонимно напечатать часть мистерии Кюхельбекера «Ижорский».

    Заключенный Кюхельбекер содержался в Динабурге в достаточно мягком режиме: он мог писать и получать письма, читать книги, общаться с духовником. В апреле 1831 года он был переведен в ревельский Вышгород, где пробыл до 7 октября того же года, после чего был вывезен в Свеаборг. В декабре 1835 года он был отправлен на поселение в восточную Сибирь. Он прибыл в Баргузин 20 января 1836 года, где уже жил его младший брат - Михаил Карлович Кюхельбекер. Братья Кюхельбекеры завели большое хозяйство, выращивали новые для Сибири сельскохозяйственные культуры. Михаил Карлович открыл в своём доме для местных жителей бесплатную школу. По предположениям В.Б.Бахаева Вильгельм Карлович преподавал в этой школе. Кюхельбекер продолжал заниматься литературной деятельностью: писал стихотворения, поэмы, элегии и критические статьи, переводил с европейских и древних языков, завершил «Дневник», этнографический очерк «Жители Забайкалья и Закаменья», поэму «Юрий и Ксения», историческую драму «Падение дома Шуйского», роман «Последний Колонна» и другие произведения. В письме Пушкину он сообщил интересные наблюдения о тунгусах.

    Вильгельм Карлович страстно желал найти женщину, которая была бы ему другом и соратником в жизни, и15 января 1837 года женился на дочери баргузинского почтмейстера Дросиде Ивановне Артеновой. Но надежды Вильгельма Карловича не оправдались. Дорсида Ивановна не понимала и не принимала страсть мужа к писанию стихов, подталкивая его к преподавательской деятельности ради достатка в семье. Упреки и скандалы стали неизменным спутником последних лет жизни Кюхельбекера.

    В семье родилось четверо детей: Фёдор (родился мертвым), Михаил, Иван и Юстина. По всеподданнейшему докладу графа А.Ф.Орлова 8 апреля 1847 года Ю.К.Глинке было разрешено взять к себе на воспитание оставшихся после смерти её брата малолетних детей Михаила и Юстину с тем, чтобы они именовались не по фамилии отца, а Васильевыми. Михаил в 1850 году под этой фамилией определён в Ларинскую гимназию, а после ее окончания поступил в 1855 году в Петербургский университет на юридический факультет. В 1863 году он стал прапорщиком Царскосельского стрелкового батальона. По манифесту об амнистии 26 августа 1856 детям Кюхельбекера были дарованы права дворянства и возвращена фамилия отца.

    Здоровье Вильгельма Карловича ухудшалось, и он по собственной просьбе был переведён в Акшинскую крепость. Он выехал из Баргузина в январе 1840 года. В Акше Кюхельбекер давал частные уроки, в 1844 году он получил разрешение на переезд в деревню Смолино Курганского округа Тобольской губернии и 2 сентября 1844 года выехал из Акши.

    Вильгельм Карлович жил в Кургане с марта 1845 года. Там он потерял зрение. Кюхельбекер сначала жил у учителя русского языка Курганского уездного училища Н.П.Рихтера. Судя по дневнику Кюхельбекера, в свой дом семья перебралась 21 сентября 1845 года, причём сам декабрист был «вдобавок больной», хотя уже на следующий день принимал гостя - ссыльного поляка П.М.Вожжинского. До въезда семьи Кюхельбекера дом принадлежал ссыльным полякам Клечковским, которые переехали в освободившийся дом А.Е.Розена. Благодаря краеведческому исследованию Бориса Николаевича Карсонова удалось с точностью доказать: Кюхельбекер жил в самом Кургане. Хотя в письмах высоким сановникам в столицу Кюхельбекер утверждал, что живет в Смолино. В своём историческом очерке Борис Карсонов писал: «Вильгельму нравился свой дом: четыре больших комнаты да посредине две маленьких. Впервые в сибирском изгнании он заимел отдельный кабинет. Правда, скудно было убранство его, даже по курганским меркам».

    28 января 1846 года Кюхельбекеру было разрешено выехать в Тобольск на лечение. Он практически ослеп, чахотка не давала ему дышать и приступы были настолько частыми, что супруга поэта боялась оставить его одного. 7 марта 1846 года Кюхельбекер прибыл в Тобольск, где старые друзья декабристы окружили его и его семью заботой и вниманием. Но состояние здоровья Вильгельма Карловича продолжало ухудшаться.

    Вильгельм Карлович умер в Тобольске 23 августа 1846 года от чахотки и был похоронен на Завальном кладбище.



    Вдова Кюхельбекера жила в Иркутске, получая от казны пособие в 114 рублей 28 копеек серебром в год. По ходатайствам генерал-губернатора Восточной Сибири М.С.Корсакова и чиновника особых поручений при нём А.Макарова ей с 1863 года выдавалось также пособие от Литературного фонда по 180 рублей в год. В сентябре 1879 года она выехала в Казань, а затем в Петербург, где после смерти сына возбудила ходатайство о восстановлении прежней пенсии, которая выплачивалась ей до отъезда из Сибири, ходатайство было удовлетворено. После ее смерти в 1886 году на похороны было выдано по ходатайству сына декабриста князя М.С.Волконского 150 рублей. С собой вдова вывезла сундук рукописей мужа, которые со временем были переданы Тургеневу. Спустя годы исследованием этих рукописей занимался Юрий Тынянов, который написал о Кюхельбекере роман «Кюхля».

    Полного собрания сочинений Кюхельбекера нет. Его стихотворения и статьи печатались в следующих журналах и сборниках: «Амфионе» (1815 г.), «Сыне Отечества» (1816—1825 гг.), «Благонамеренном» (1818—1825 гг.), «Соревнователе просвещения и благотворения» (1819—1821 г.), «Невском Зрителе» (1820 г.), «Полярной Звезде» (1825 г.) и др. Кроме того, много произведений Кюхельбекер поместил и в сборнике «Мнемозина»; по смерти Кюхельбекера были напечатаны некоторые произведения и дневник его в «Отечественных Записках» (т. 139), «Библиографических Записках» (1858 г.), «Русской Старине». Наибольшее количество стихотворений Кюхельбекера помещено в «Собрании стихотворений декабристов» (Библиотека русских авторов, вып. II, Берлин 1862 г.) и в книжке «Избранные стихотворения В. К. Кюхельбекера», Веймар, 1880 г. Отдельно изданы следующие сочинения Кюхельбекера: «Смерть Байона», Москва 1824 г.; «Шекспировы Духи» — драматическая шутка в двух действиях, посвящается А. С. Грибоедову, СПб. 1825 г.; «Ижорский» — мистерия, СПб. 1835 г. (издана анонимно, притом лишь первая часть, остальные света не видели); «Вечный жид» — поэма, СПб. 1878 год.

    Немало произведений Кюхельбекера осталось в рукописи.

    О Вильгельме Кюхельбекере была снята телевизионная передача «Давид».





    Текст подготовила Татьяна Халина

    Использованные материалы:

    Тынянов Ю.Н. «Кюхля»
    Тынянов Ю.Н. «Пушкин и Кюхельбекер»
    Королева Н. «В.К.Кюхельбекер: Вступительная статья к избранным сочинениям»
    Материалы сайта www.asgriboedov.blogspot.ru
    Материалы сайта www.info-library.com.ua


    21 июня 1797 года – 23 августа 1846 года

    Похожие статьи и материалы:

    Кюхельбекер Вильгельм (Документальные фильмы)




    Для комментирования необходимо зарегистрироваться!




    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.