"Величайшая польза, которую можно извлечь из жизни —
потратить жизнь на дело, которое переживет нас". Уильям Джеймс.

 
















  • Искусство | Актрисы

    Шапоренко Лидия Федоровна



    Актриса.



    Лидия Федоровна родилась 19 сентября 1939 года в совхозе "Буденный" Николаевской области.

    Шапоренко окончила студию при Ставропольском театре. Молодой актрисе повезло: ее пригласили в Москву. Какое-то время она работала в Театре имени Гоголя, снималась в кино. Пять фильмов с участием Шапоренко можно отыскать в архиве "Мосфильма". Ее партнерами были Василий Лановой и Георгий Юматов. Фотографии Лидии появлялись в театральных журналах. Столица баловала молодую актрису: банкеты, застолья...



    Московский период продлился 10 лет. Великие режиссеры как-то не нашлись, ей все чаще предлагались вторые и третьи роли в театре. Потом родилась Леночка. В конце концов, Лидия решила, что лучше быть первой актрисой на периферии, чем никакой в столице, и вернулась в Ставрополь. Там ее нашел Семен Моисеевич Рейнгольд, будущий главный режиссер Пензенского театра. Он пригласил актрису в начале 70-х годов в Пензу.

    Местные театралы подтвердят, что "на Шапоренко" ходили так же, как в Москве "на Доронину", а в Ленинграде - "на Фрейндлих". Она играла почти в каждом спектакле театра.

    У Шапоренко было все: и популярность, и любовь, но чего-то ей все-таки недоставало, ибо за ней, как "сумасшедший с бритвою в руке", шла болезнь - алкоголизм. Почему-то в России чем талантливее человек, тем трагичнее его судьба.

    Однажды на гастролях Пензенского театра в Саранске она играла в спектакле "Веер леди Уиндермир". Играла так, что публика кричала "браво". Речью она владела великолепно, зрительный зал только на нее и смотрел. А, выходя за кулисы, падала на руки помощника режиссера. Она срывала спектакли, не являлась на репетиции, и режиссер готов был убить ее. Но Лидии Федоровне все прощали за ее уникальный талант и золотую душу.

    Лидия Федоровна отличалась редкой красотой и никогда не страдала от отсутствия мужского внимания. Ее второй муж в приступе белой горячки ушел из жизни добровольно, выбрав петлю. В предсмертной записке он попросил: "Берегите Лидочку!" Судьба пыталась ее хранить, послав новую любовь.

    Актрисе было уже под пятьдесят, а ее возлюбленному вдвое меньше. Мальчик боготворил ее, носил на руках в прямом и переносном смысле. Он был с ней рядом всегда: и в моменты радости и просветления, и когда подступала депрессия, выливавшаяся в очередной запой. Она пыталась уезжать то в Смоленск, то во Владимир. Но еще никому не удавалось убежать от самого себя.

    В последние пензенские годы Шапоренко мало играла на большой сцене театра. Перед уходом она блеснула в спектакле "Гусарская элегия". Тогда, в 80 - 90-е годы, актриса работала в основном на Малой сцене в музее Мейерхольда.

    В декабре 1993 года областной драмтеатр отмечал 200-летие. Был устроен торжественный вечер. Один за другим на сцену выходили актеры. Когда объявили фамилию Шапоренко, зал взорвался аплодисментами. Ей кричали "браво", долго не отпускали. Иначе и быть не могло. Ее любили: и в театре, и по ту сторону рампы. В тот вечер она поднялась на пензенскую сцену в последний раз. Приказ о ее увольнении был подписан 31 января 1994 года...

    В начале 1994 года она уехала к дочери в Первоуральск. Лидия Федоровна прощалась с Пензой не навсегда, но судьба распорядилась по-иному...

    Режиссер из Первоуральска специально для нее поставил спектакль "Разве можно не любить Памелу?" Когда актриса репетировала главную роль, то почувствовала, что с ней творится неладное. "Часть пищи не проглатывается до конца, мне приходится выливать ее из себя, - писала Лидия Федоровна своей пензенской знакомой, - хожу практически голодной". Она поняла, что заболела, но к врачам не обращалась, потому что мечтала сыграть Памелу во что бы то ни стало. Только после премьеры Лидия Федоровна легла на обследование.

    "Поступила я в больницу весом 47 кг и 300 г в одежде. Через месяц весила 45 кг 300 г, сейчас - 43", - писала она подруге. Медики поставили диагноз: злокачественная опухоль пищевода. Нужна была операция стоимостью в полтора миллиона. У нее таких денег отродясь не было. Их собирали всем миром: через объявления в газете, по радио...

    После операции она прожила недолго. Но до последних дней встречалась с людьми, улыбалась, разговаривала...

    Вечером она вымылась, сделала маникюр и педикюр, надела чистое белье и сказала дочери: "Завтра я умру. Я готова. Сделайте мне только прическу".

    Наутро ее не стало. Она ушла легко, красиво и увела с собою "сумасшедшего с бритвою в руке", чтобы нам, талантливым и не очень, дышалось легче...

    Ольга АЛЕКСАНДРОВА, "Молодой ленинец", N28 от 25 августа 1999 года




    19 сентября 1939 года – 23 июня 1996 года




    Для комментирования необходимо зарегистрироваться!




    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.