"Величайшая польза, которую можно извлечь из жизни —
потратить жизнь на дело, которое переживет нас". Уильям Джеймс.

 
















  • Искусство | Актёры

    Ильинский Игорь Владимирович



    Народный артист СССР (1949)
    Герой Социалистического Труда (1974)
    Лауреат Ленинской премии (1980, за работы в театре и кино)
    Лауреат Государственных премий СССР (1941 — за участие в фильме «Волга—Волга», 1942 и 1951 — за театральные работы)
    Кавалер ордена Трудового Красного Знамени (1961)
    Кавалер ордена Ленина (1967, 1971)
    Кавалер ордена Дружбы народов (1981)





    Игорь Ильинский родился 24 июля 1901 года в Москве, в семье зубного врача.

    Будучи подростком, он часто ходил в Художественный и в Малый театр и был потрясен игрой Ермоловой, Станиславского, Москвина, Качалова, Давыдова и Михаила Чехова. Трогательный, проникнутый национальным духом талант Давыдова и острая сценическая графика Михаила Чехова с его импровизационным даром чрезвычайно взволновали юного Игоря. «В шестнадцать лет театр уже безгранично владычествовал надо мной», — вспоминал позже Ильинский, безраздельно увлеченный театром и мало интересовавшийся политикой. Он хотел стать актером и иной профессии себе не представлял. Огромную роль в духовном и творческом становлении Ильинского сыграл его отец, о котором Игорь позже рассказывал: «В своей жизни он должен был бы быть художником. Должен был быть и имел на это большее право, чем я. А между тем всю жизнь провел у зубоврачебного кресла». Когда Ильинский, будучи уже известным артистом, сыграл Аркашку в мейерхольдовском «Лесе», ему довелось услышать от одного из друзей отца: «Хорошо, Игорь, играешь, но до отца тебе далеко!» Владимир Ильинский был одаренным комедийным актером—любителем, также играл роль Аркашки и, помимо нее, роли Кочкарева и Расплюева. Ильинский вспоминал о том, как играл его отец: «В очень мягкой манере, с тончайшими юмористическими оттенками, нюансами и интонациями, в старой благородной манере мастеров Малого театра, вроде замечательного Михайла Провыча Садовского». Ильинский—старший был мастером «выразительного чтения», и именно благодаря отцу Игорь познакомился с творчеством Гоголя, Чехова, Толстого, Никитина, Лескова, Диккенса и Марка Твена.



    Уверенность в том, что его ждет успешное актерское будущее, привела Игоря осенью 1917 года в театральную школу под руководством режиссеров Федора Комиссаржевского и Василия Сахновского, и свои первые этюды в ней Игорь Ильинский начал делать в первые дни революции. В театральной студии Ильинский провел полтора года, но уже через несколько месяцев пребывания в ней он совмещал занятия с профессиональной актерской деятельностью.



    Ильинский много играл в руководимом Федором Комиссаржевским театре имени Веры Комиссаржевской. Но непрестанное творческое беспокойство подталкивало молодого актера к постоянной перемене мест, приводя порой к весьма сомнительным начинаниям. Даже когда Игорь начал работать с Мейерхольдом, он мог параллельно играть еще в каком—либо театре и пробовать свои силы в какой—нибудь новой постановке. Пребывание на сцене доставляло молодому Ильинскому такую радость, что он не отказывался от любых предложений, и трудности возникали лишь тогда, когда приходилось выбирать между спектаклями, совпадающими по времени. Когда биографы актера позже пытались сопоставлять между собой театры и даты, когда в них играл Ильинский, они поражались, как актеру хватало физических сил на такой колоссальный объем работы в те тяжелые годы и когда он успевал не только запоминать, но и репетировать.



    Так, например, 21 февраля 1918 года Ильинский сыграл свою первую дебютную роль старика в «Лисистрате» Аристофана, поставленной Комиссаржевским. Летом того же года Ильинский был задействован в фарсе Табарена «Каракатака и Каракатакэ», потом сыграл одного из шутов в опере Николаи «Виндзорские проказницы» и был занят в массовых сценах оперы «Фиделио» в Театре Совета рабочих депутатов. Позже Ильинский сыграл в опере Моцарта «Похищение из гарема» пашу Селима, потом сыграл Антонио в «Безумном дне, или Женитьбе Фигаро» Бомарше и следом — доктора Панкраса в комедии Мольера «Брак по принуждению». Потом им был сыгран дух Ариеля в «Буре» Шекспира — и все это случилось на протяжении сезона 1918—1919 года. В дальнейшем интенсивность работы Ильинского не снижалась. Актер провел летний сезон у Балиева в «Летучей мыши», где сыграл портного Петровича в гоголевской «Шинели», и попробовал свои силы в оперетте, дублируя роли Григория Ярона в Никитском театре. Ильинский участвовал в спектаклях губернского Пролеткульта и стал любимцем малышей, играя в Детском театре медведя Балу. Он также участвовал в бесчисленных концертах «за пайки», часто передвигаясь пешком через заснеженную Москву и увозя домой на санках вознаграждение в виде нескольких березовых поленьев. По рекомендации театральной деятельницы Малиновской он вступил в труппу Художественного театра, но через месяц ее оставил для того, чтобы под руководством Мейерхольда в организованном Театре РСФСР начать репетировать в постановке «Зорь» Верхарна небольшую роль фермера Гислена.



    В 1924 году к театральной славе Игоря Ильинского прибавилась кинематографическая. Он снялся в двух фильмах — у режиссера Якова Протазанова в «Аэлите» и у Юрия Желябужского в «Папироснице от Моссельпрома». Оба фильма пользовались огромным успехом у зрителей и сделали Ильинского очень популярным актером. Вскоре после выхода этих картин Ильинский снова сыграл в комедии Протазанова «Закройщик из Торжка», вышедшей на экраны в 1925 году, и его популярность еще более увеличилась. На афишах того времени было написано: «Завтра — единственная гастроль знаменитого киноартиста, живого Игоря Ильинского!» Или: «К нам едет король экрана! Нас посетит закройщик из Торжка, похититель трех миллионов, личный друг Мисс Менд и возлюбленный Аэлиты — Игорь Ильинский!» Критик и театровед Зоя Владимирова писала: «И все же театральные странствия Ильинского оказались подлинным университетом актера. Многие «специальные курсы» постигались им в предельно сжатые сроки, осваивались на ходу, давая плоды буквально в следующем же спектакле... Ему довелось испытать свои силы в разных жанрах, проникнуться обаянием старой оперетты, побывать в варьете, ощутить природу эстрадной пародии, ее «сиюминутность» и хлесткость. Пришлось научиться петь куплеты, танцевать канкан с профессиональным блеском, доводить клоунаду до акробатической легкости».



    В 1937 году режиссер Григорий Александров предложил Ильинскому сыграть роль начальника Управления мелкой кустарной промышленности Бывалова в комедии «Волга—Волга», и Ильинский с радостью согласился. Натурные съемки проходили на Волге, и от Ильинского потребовалось наличие не только актерских навыков, но и каскадерских. В одном из эпизодов герои фильма падали с верхней палубы парохода в воду, и Любовь Орлова, исполнявшая роль Стрелки, потребовала, чтобы ее в этом эпизоде заменила дублерша. В эпизод была приглашена чемпионка по прыжкам с трамплина, а Ильинскому пришлось прыгать самому. Перед началом съемок Александров показал ему нижнюю палубу парохода и сказал: «Вот отсюда вам придется прыгать в воду». И Ильинский ответил: «Подумаешь, вот если бы с верхней, это было бы эффектнее». Он подразумевал, что падать в воду будет каскадер, но Александров истолковал эту реплику по—своему. Ильинский понял это, когда к нему подошел второй режиссер и сказал: «Слушай, Игорь, ты правда прыгнешь с верхней палубы?» Ильинский встревожился: «Да что ты, я же пошутил». Но Александров скомандовал: «Игорь Владимирович, наверх, пожалуйста». Отступать было поздно. Ильинский вспоминал: «Когда я поднялся наверх в своих сапогах и с портфелем, с которым никогда не расставался, то понял, как это страшно, во мне все задрожало... Оператор был готов, все, задрав головы, смотрели на меня, я не мог подвести съемочную группу. Мне ничего не оставалось делать...» И он прыгнул.



    Фильм имел колоссальный успех в прокате и определил развитие жанра советской кинокомедии на несколько последующих десятилетий, а в 1941 году за роль Бывалова в фильме «Волга—Волга» Ильинский был удостоен Государственной премии. Но после этих съемок Ильинский на восемнадцать лет прекратил серьезную работу в кино. Причина заключалась не только в том, что актер был чрезвычайно требователен к самому себе, но и в изменившихся условиях времени. От комедии требовалась бесконфликтность, которая была глубоко чужда самой природе жанра и масштабу таланта Ильинского. Единственной его работой в это время стала небольшая роль в комедии «Преступление и наказание» по сценарию Михаила Зощенко, но в 1946 году фильм был запрещен к показу. Сам Ильинский в это время напряженно работал в театре, записывался на радио и много выступал на эстраде.



    В пятидесятые годы Ильинский снова начал сниматься в фильмах—спектаклях Малого и Художественного театров, которые Министерство культуры решило запечатлеть на кинопленке. В список пьес попали «Горе от ума» Грибоедова, «Ревизор» Гоголя и «Волки и овцы» Островского. В каждой из них Ильинский не допускал повторения того, что им было сделано ранее. Каждую роль, даже такую небольшую, как роль Загорецкого, Ильинский вновь шлифовал и отрабатывал, дополняя новыми штрихами.



    В 1938 году Игорь Ильинский перешел из театра Мейерхольда в Малый театр. В журнале «Искусство и жизнь» критики по этому поводу писали: «Ильинский сыграл Хлестакова — и маловеры умолкли разом. Успех был бесспорный, громкий, работу признали «внутри» и «вовне», и товарищи, с которыми актеру суждено было шагать с того дня рука об руку по дороге правды, и критика, и давние поклонники—москвичи. «Обнаружилось, что перед ними не только новый Хлестаков, но и новый Ильинский — зрелый художник реалистического искусства». Определенное влияние на критиков оказало и то обстоятельство, что Ильинский к тому времени стал одним из любимых артистов Сталина и ругать работы Ильинского стало не принято. Вскоре он стал одним из ведущих актеров Малого театра.



    В это время в личной жизни актера случилось несчастье — умерла его жена. Ее смерть произвела на Ильинского тяжелое впечатление. Они прожили вместе более двадцати лет, и хотя их отношения складывались непросто и Игорь Ильинский позднее признавался, что увлекался другими женщинами, их брак был стабилен. И в тот момент, когда чувства Ильинского к жене обрели «второе дыхание», ее не стало. Ильинскому было так плохо, что он задумал уйти из жизни и купил бутылку с усыпляющим газом, собираясь свести счеты с жизнью на даче во Внукове, однако удержался от этого шага. А в январе 1949 года Игорь Ильинский познакомился со своей будущей новой женой - актрисой Малого театра Татьяной Еремеевой. Позже Еремеева рассказывала: «В 1944 году я приехала из Тамбова в Москву. Малый театр ставил «Двенадцатую ночь» Шекспира, и меня пригласили сыграть главную роль. В этом же спектакле играл и Ильинский. Кстати, в Москве мне пришлось сменить фамилию Битрих на псевдоним Еремееву. Все—таки шла война с Германией, и из—за моей немецкой фамилии у меня могли быть проблемы, как у моей мамы. Когда я увидела Ильинского впервые, то была удивлена. Это был совершенно другой человек, чем на экране: гладко выбрит, в хорошем костюме, такой интеллигентный, приветливый. Он делал мне какие—то замечания на репетиции, а после премьеры сердечно поздравил. Примерно через полгода после выпуска спектакля у него умерла жена. Он был так потрясен этим горем, что отказался играть какое—то время в театре. Он куда—то уехал и не появлялся в Москве два года. Даже хотел покончить с собой — пустить газ и выпить снотворное. Когда я увидела его вновь, он неожиданно поздравил меня с Татьяниным днем. И тут я вспомнила — ведь его покойная супруга тоже была Татьяной. Этот день для него был особым. Потом он позвал меня на свой концерт. И я увидела, что же это был за артист. Нет, он вовсе не комик, как его называют многие. Он — Мастер. Как он читал «Старосветских помещиков» Гоголя! Люди в зале сидели в полузабытьи. А однажды Игорь Владимирович пригласил меня поехать с ним на дачу. Говорит: «Отдохнете час—другой, и я вас привезу обратно». Я согласилась. Дача у Ильинского находилась во Внукове. Помню, мы сидели на балкончике. Он в какой—то залатанной фуфайке, в спортивных штанах. Рассказывал о себе только плохое. Дескать, сестре своей, которая в Прибалтике живет, мало помогаю, покойной жене мало внимания уделял, да и вообще характер скверный. И тут я поняла, каким он все—таки был одиноким человеком, совершенно не приспособленным к жизни, к быту. Перед отъездом на летние гастроли Ильинский позвал меня к себе домой, сюда, в эту квартиру на Петровке, и сделал мне предложение. В эту ночь, оставшись одна, я поняла, что люблю его и готова выйти замуж. Ему было 49 лет, мне — 37. Через год у нас родился сын Володя. Мы прожили вместе тридцать шесть лет. И это самые счастливые годы в моей жизни. В театре к этому браку отнеслись по—разному. Многие невзлюбили меня и посчитали, что я вышла замуж за Ильинского из—за карьеры. Хотя до этого замужества у меня уже было звание «Заслуженная артистка республики» и играла я главные роли. Особенно сильно меня ненавидела Пашенная. Ее дочь после войны осталась одна с двумя сыновьями, и Вера Пашенная мечтала ее выдать замуж. Я столько худых реплик о себе услышала, столько гадостей. Игорь Владимирович очень хотел венчаться. Он был очень набожным человеком, часто посещал церковь Нечаянной радости. Но венчаться было нельзя — на дворе пятидесятый год. Но сына он все же тайно крестил у нас на даче. Вызвал батюшку и окрестил. Меня на это таинство не пустили. Несмотря на то, что Игорь Владимирович был верующим, он был и членом партии, но вступил в нее вынужденно. Столько его уговаривали, столько за ним ходили и просили. И однажды Ильинский сдался. А мне сказал: «Таня, как член партии я теперь смогу больше помогать людям и буду иметь больше возможностей!» Но после посещения одного из собраний Игорь Владимирович принял решение выйти из партии. Я его уговорила этого не делать. Ведь наш сын уже учился в институте, и его могли из—за этого выгнать».

    Позднее сам Ильинский писал: «Я поздно стал отцом. Лишь после пятидесяти лет я познал великое чувство отцовства. С грустью и недоумением думаю, ведь могло случиться так, что я не испытал бы этого». Тем временем у Ильинского продолжалась успешная карьера в кино, и в фильме «Карнавальная ночь» режиссера Эльдара Рязанова Игорь Ильинский сыграл директора Дома культуры Серафима Огурцова. Благодаря этой роли возникла новая волна его популярности. Фильм «Карнавальная ночь» вышел в прокат в 1956 году и занял первое место, собрав у экрана почти пятьдесят миллионов зрителей.



    Людмила Гурченко рассказывала о работе с Ильинским: «В первый съемочный день я сопровождала великого артиста по длинному коридору в его знаменитом монологе директора Дома культуры Огурцова. Вернее, и.о. директора, что очень существенно, потому что таких директоров у нас нет. «Но это же квартет, Серафим Иванович». — «Ну и что же, что квартет? Добавьте еще людей, будет большой, массовый квартет». Затаив дыхание, я шла за артистом и поражалась, как от дубля к дублю оттачивается, отшлифовывается то, что только намечалось на репетиции. На моих глазах в жизни происходила трансформация. Легкий наклон головы, и, казалось, видишь, как «с трудом перекатываются мозговые шарики», а во взгляде вдруг появляется такая внимательная тупость... что у меня даже поначалу закрадывалась мысль, что артист... вроде как... ну, не очень того... может, он плохо себя чувствует?! И только в перерыве он «отходил» и опять становился прежним Игорем Владимировичем. В зависимости от настроения он или опять сидел в кресле, прикрыв глаза, или весело общался с молодым задорным режиссером Эльдаром Рязановым, который на съемке всегда смеялся первым. Это всех здорово подхлестывало. Ильинский тут же подхватывал и развивал малейшую деталь, если это была именно «та» деталь. Его жизнерадостность впитывалась и проникала во всех участников этого уникального, по—своему, фильма. Однажды, когда операторская группа возилась со светом, все наши женщины собрались около Игоря Владимировича. Раздавались взрывы удивления и восхищения. Потом опять все замирали… И опять вдруг павильон оглашался радостными взвизгиваниями. Таких непроизвольных выкриков, когда люди радуются от души, требует режиссер на записях массовых сцен: «Ну же, радуйтесь жизни, смотрите, как весело кругом, как прекрасно живется!» Игорь Владимирович угадывал всем женщинам их возраст. Угадывал безошибочно. Только посмотрит в глаза — и в точку. Ну, думаю, уж меня—то по глазам не прочтете, собью с курса. В это время я буду думать о самых взрослых вещах. «Скажите, пожалуйста, а вот мне сколько дадите?» — он в упор посмотрел на меня. «Какие у него пронзительные зеленые глаза! Я аж сжалась. А мои «взрослые» мысли разбежались во все стороны. «Тебе… Тебе через год «очко» — «Ой, ну это ж надо такое…» - «Угадал?» — «Ой, Вы ж прямо как в лужу глядели». — «Ты с Украины?» — «Ага, с Харькова». — «Это слышно». Ну вот. Все слышит, все знает. Наверное, все на свете перечитал, всех переслушал, все пересмотрел и пережил. Как же мне хотелось заглянуть, проникнуть в тайные кладовые великого артиста! Но как проникнуть! С какой стороны пронаблюдать? Где и как учиться опыту, зрелости, тайнам и премудростям, которые называются таким волнующим словом — жизнь».



    В 1960 году Игоря Ильинского убедили вступить в Коммунистическую партию. По словам очевидцев, Ильинский это сделал неохотно, объясняя райкомовским работникам, что он верующий. Но ему сказали: «Вступив в партию, вы сможете помочь многим своим друзьям и коллегам». Против такого аргумента у Ильинского не было возражений. Он часто многим помогал — с квартирами, званием, и даже с местом на кладбище. Причем, о последнем ему пришлось хлопотать дважды — за художника Василия Камарденкова и поэта Самуила Маршака. Когда их отказывались хоронить на престижном Новодевичьем кладбище, Ильинский лично обращался в дирекцию кладбища и спрашивал: «Когда я умру, я ведь имею право лежать на этом кладбище? Если да, тогда похороните вместо меня моего друга». Оба раза ему не смогли отказать.



    В 1961 году Рязанов приступил к съемкам комедии «Гусарская баллада», и в ней Игорь Ильинский сыграл полководца Михаила Кутузова. Эльдар Рязанов позже вспоминал: «Работа с Ильинским доставляла только удовольствие. У нас не случилось ни одного конфликта, мы всегда находили общий язык. После «Волги—Волги» его очень мало снимали в кино. В те времена почти не делали комедий, его не в чем было занять, а ведь он считался только комедийным артистом. Поэтому Игоря Владимировича киностудии не беспокоили. И это очень обидно. Я считаю, что кинематограф последних сорока лет глубоко виноват перед Игорем Владимировичем Ильинским, и, к сожалению, эта непростительная ошибка необратима. Игорь Владимирович Ильинский оказался прекрасным партнером. Начисто лишенный гонора и самоуверенности, он всегда находился в творческих сомнениях: достаточно ли точно выбран оттенок сарказма для этого эпизода, правильно ли взят нужный полутон простодушной глупости в данной реплике, не мала ли доза яда для определенной краски образа? Когда я сейчас думаю об образе Огурцова, то понимаю, какое разнообразие красок и оттенков вложил в эту роль крупнейший артист нашего времени Игорь Ильинский. И убежден, что успех, выпавший на долю картины, во многом определило участие в ней Ильинского. Вторая встреча с Игорем Владимировичем произошла у меня во время подготовки к фильму «Человек ниоткуда». Я предложил роль Чудака — наивного, непосредственного, чистого дикаря — Игорю Владимировичу Ильинскому. Тот отнесся к ней с сомнением. Ему казалось, что образ написан для более молодого исполнителя. В сценарии много сцен с бегом, прыжками, лазанием по горам, физическая, спортивная нагрузка роли велика. «Но вы же всю жизнь занимаетесь теннисом и коньками! — убеждал я Ильинского. — А если уж придется делать что—нибудь акробатическое, то пригласим дублера», — добавил я. У Игоря Владимировича имелись кое—какие претензии к самому сценарию, но мы с Зориным обещали переработать все сцены, вызывающие его тревогу. В общем, я отмел все возражения актера и уломал его. Я очень любил Ильинского и был уверен, что вместе мы преодолеем все. За спиной маячила недавно законченная и прошедшая с успехом «Карнавальная ночь». Начались съемки. Они шли туго, со скрипом. Я не мог найти стилистику картины, степень ее условности. Кроме того, постепенно выяснилось, что интуиция не подвела Ильинского. Наивность, детскость, непосредственность Чудака получались у актера прекрасно сыгранными, но явно противоречили его психофизической природе и возрасту. Оказалось также непосильной и тяжелейшая физическая нагрузка. Когда же трюки вместо артиста исполнял дублер, становилось сразу ясно, что их делает каскадер, а не сам исполнитель. Все это Ильинский понял гораздо раньше, чем я. Он сказал мне, что не чувствует себя вправе играть эту роль и отказывается. Постепенно я и сам пришел к этому же выводу и согласился со своим любимым артистом. Мы расстались, не испортив ни на йоту наших добрых отношений… В сценарии «Гусарской баллады», как и в пьесе, роль народного полководца Михаила Илларионовича Кутузова не очень большая, но ключевая, смысловая важная. На все роли я подбирал комедийных актеров и не сомневался, что Кутузова тоже должен играть комик. Я решил предложить роль фельдмаршала моему старому другу и любимому артисту Игорю Ильинскому. Как и следовало ожидать, мое предложение на студии встретили в штыки. «Комедийный актер, — говорили мне тогдашние руководители «Мосфильма», в частности генеральный директор В.Н.Сурин, — не имеет права появляться на экране в образе великого полководца. Ведь как только зрители увидят Ильинского в форме фельдмаршала, они покатятся со смеху и память Кутузова будет оскорблена, скомпрометирована». Но это было еще полбеды. Когда я приехал к Ильинскому, он наотрез отказался играть роль Кутузова: «Нет, нет. Во—первых, крошечная роль, почти эпизод. Несерьезно для меня. А потом я значительно моложе, чем Кутузов был в 1812 году. Мне придется изображать старика, это может получиться не очень естественно». Я принялся вести двойную игру, решив перехитрить всех — и руководство студии, и Ильинского. Ильинского я обманывал, говоря, что вся студия только и мечтает увидеть его в роли Кутузова. На студии же я уверял, что активно ищу актера, снимаю кинопробы. И выражал лицемерное сожаление, что подходящий кандидат еще не найден. А тут наступила зима и пришла пора выезжать на зимнюю натуру. Вскоре натура стала «уходящей», то есть снег принялся таять, и съемки находились под угрозой срыва. Я буквально умолил Ильинского сниматься и, не проинформировав руководство студии, совершил самовольный поступок — отснял эпизод, где Кутузов проезжает перед войсками. А вскоре снег стаял совсем, и эту сцену переснять с другим исполнителем не представлялось возможным. Так я поставил студию перед свершившимся фактом. Пришлось смириться с моим выбором. Далее начались павильонные съемки, и тут Игорь Владимирович сам увлекся ролью, разошелся, понял, что, несмотря на малый объем, она действительно очень значительна, и с удовольствием ее играл. Мне думается, Ильинскому эта задача удалась полностью. Его Кутузов обаятелен, хитер, мудр, добр, очень значителен и вызывает, с моей точки зрения, не только смех, но и любовь зрителя. Именно любовь. А это чувство выжать из зрителя ох как нелегко!»



    Когда фильм был уже снят и готовился к выходу на экран, выяснилось, что министр культуры Екатерина Фурцева очень недовольна картиной. Ее возмутило приглашение на роль Кутузова Игоря Ильинского. По ее мнению, Рязанов исказил образ русского полководца. В личной беседе с Рязановым Фурцева сказала: «Я очень люблю Ильинского, он — превосходный комик, но Кутузов... Это бестактно! Зритель будет встречать его появление хохотом». Фурцева потребовала от Рязанова переснять сцены, в которых снимался Ильинский, пригрозив отменить премьеру фильма. Рязанов был удручен. Сцены с Ильинским снимались зимой, а директива министра прозвучала в августе. И было непонятно, как объяснить произошедшее самому Ильинскому. Но накануне 150—летия со дня Бородинского сражения сотрудники газеты «Известия» захотели посмотреть «Гусарскую балладу» в редакционном кинозале, и так как главным редактором газеты был зять Хрущева Алексей Аджубей, Рязанов не смог отказать в этой просьбе. Картина произвела на журналистов прекрасное впечатление, и спустя два дня после просмотра в субботнем приложении «Известий» появилась хвалебная рецензия. При этом особенно лестных слов в ней был удостоен Игорь Ильинский за роль Кутузова. И картина вышла в прокат.

    Игорь Ильинский обожал заниматься спортом. Недалеко от дома, в котором жил актер, зимой заливали каток, а летом делали теннисный корт. Точно такой же корт Ильинский сделал и у себя на даче, и его любимым партнером по теннису был спортивный комментатор Николай Озеров. Ильинский очень любил следить за спортивными состязаниями. Он был заядлым болельщиком и особое предпочтение отдавал футболу и хоккею. В 1966 году он съездил в Лондон на чемпионат мира по футболу со своим сыном Владимиром. Причем поначалу 14—летнего сына не хотели выпускать за границу, но Ильинский обратился за помощью к своему соседу по даче во Внукове министру обороны СССР маршалу Андрею Гречко, и вопрос был улажен в течение нескольких дней.

    В последние годы жизни у Ильинского сильно ухудшилось зрение, отслоилась сетчатка. В клинике Федорова ему сделали операцию, но она не помогла. Свою последнюю роль — Фирса — Ильинский играл, почти ничего не видя. Для актера за кулисами театра ставили специальный маячок, чтобы он на него выходил со сцены. Но однажды на гастролях он едва не вышел в зрительный зал. Партнеры бросились к нему и успели вернуть. «С театром кончено. Я не вижу...» — сказал он.



    Игорь Ильинский скончался 13 января 1987 года и был похоронен на Новодевичьем кладбище.



    Панихида состоялась в Малом театре, в котором Ильинский проработал почти 50 лет. Эльдар Рязанов рассказывал: «Я был выступальщиком от кино. Когда я в своей речи прощался с Игорем Владимировичем, мне пришла в голову кощунственная ассоциация: гроб на сцене, переполненный публикой театр — это было как последний печальный спектакль с участием великого Артиста. И я обратился к залу с просьбой проводить Ильинского так, как его приветствовали в конце спектаклей после триумфальных ролей. И весь театр немедленно откликнулся. Встали и начали аплодировать в партере. Поднялись со своих мест те, кто сидел в бельэтаже. На всех ярусах, один за другим, скорбно вставали пришедшие на последнее свидание с Ильинским зрители. (А как их еще назовешь?!) Бурная, долгая, неистовая, в чем—то, может, истерическая овация гремела под сводами Малого театра. Этими аплодисментами, такими привычными при жизни, этими последними аплодисментами зал выразил свою любовь, восхищение актерским подвигом, огромное уважение к долголетнему бескорыстному служению искусству этого скромного человека. Долго грохотали рукоплескания, в которых ощущались горечь и боль расставания...»

    Об Игоре Ильинском была подготовлена телевизионная передача из цикла «Пёстрая лента».





    Текст подготовил Андрей Гончаров

    Использованные материалы:

    Текст книги Федора Раззакова
    Эльдар Рязанов, «Неподведенные итоги»
    Людмила Гурченко, «Аплодисменты»
    Материалы сайта www.kp.ru
    Материалы сайта www.russiancinema.ru
    Материалы сайта www.taina.aib.ru
    Материалы сайта www.rusactors.ru

    Фильмография:

    Актерские работы:

    1924 «Аэлита»
    1924 «Папиросница от Моссельпрома»
    1925 «Закройщик из Торжка»
    1926 «Мисс Менд» («Приключения трех репортеров»)
    1926 «Процесс о трех миллионах»
    1927 «Поцелуй Мэри Пикфорд» («Король экрана»)
    1928 «Кукла с миллионами»
    1930 «Праздник святого Йоргена»
    1931 «Механический предатель»
    1936 «Однажды летом»
    1938 «Волга—Волга»
    1939 «Хирургия»
    1940 «Преступление и наказание»
    1942 «Концерт фронту»
    1952 «Волки и овцы»
    1952 «Горе от ума»
    1953 «Званый ужин» («Разбитые мечты»)
    1956 «Карнавальная ночь»
    1956 «Безумный день»
    1962 «Гусарская баллада»
    1963 «Мелодии Дунаевского»
    1969 «Старый знакомый»
    1971 «Эти разные, разные, разные лица»

    Режиссерские работы:

    1936 «Однажды летом»
    1969 «Старый знакомый»
    1971 «Эти разные, разные, разные лица»

    Сценарист:

    1965 «Встречи с Игорем Ильинским»





    24 июля 1901 года – 13 января 1987 года

    Похожие статьи и материалы:

    Ильинский Игорь (Цикл передач «Пёстрая лента»)
    Ильинский Игорь (Цикл передач «Как уходили кумиры»)
    Ильинский Игорь (Цикл передач «Легенды мирового кино»)
    Ильинский Игорь (Цикл передач «Мой серебряный шар»)
    Ильинский Игорь (Цикл передач «В поисках утраченного» )




    Для комментирования необходимо зарегистрироваться!




    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.