"Величайшая польза, которую можно извлечь из жизни —
потратить жизнь на дело, которое переживет нас". Уильям Джеймс.

 
















  • Искусство | Актёры

    Тенин Борис Михайлович



    Лауреат Государственной премии (1948, за участие в фильме "Русский вопрос")
    Народный артист СССР (1981)





    Борис Тенин родился 23 марта 1905 года в городе Кузнецке Пензенской губернии.

    Всесоюзная известность пришла к Борису Тенину после выхода в 1938 году на экраны СССР картины «Человек с ружьем», хотя это был уже пятый фильм, в котором сыграл Тенин. Солдат Иван Шадрин покорил сердца зрителей. После этого Тенин снялся в фильмах о похождениях Швейка «Швейк готовится к бою» и «Новые похождения Швейка». Актер также играл в театре.



    Детство Тенина в Туле не было лёгким. Мальчик жил по законам двора и улицы, самоутверждаясь среди сверстников, мог воровать шоколад из кондитерской или дышать эфиром. Но из всех житейских передряг Тенин, начиная с юных лет, всегда находил выход сам. Никому не приходилось ему помогать исправлять ошибки. Он быстро доходил до всего своим умом и благополучно преодолевал испытания. У него была сильная воля и крепкий характер.

    Ему нравились музыкальные номера уличных куплетистов. Дома он освоил гармошку, на которой играл отец, работавший железнодорожным инспектором. Борис совершал полифонические эксперименты – ему нравилось извлекать звуки из бутылок, наполненных водой с разным уровнем. Он также пробовал играть на гитаре и на пиле. Все это было подсмотрено им на улице. Позже он освоил игру на банджо, гавайской гитаре и многих других музыкальных инструментах.

    В 1922 году он окончил Государственный институт музыкальной драмы, и начал сценическую деятельность как комедийный актёр-импровизатор, склонный к эксцентриаде, гротеску и буффонаде. С годами Тенин нередко исполнял социальные, драматические и трагические роли.

    В 1920-е годы Тенин, как и большинство эстрадно-комедийных артистов, сменил бесчисленное множество театров, театриков и эстрадных коллективов. В 1922 году он окончил Государственный институт музыкальной драмы. Затем играл в московской Вольной мастерской Всеволода Мейерхольда. В 1923 году он вступил в передвижную группу «Комедианты», в 1924 году – в «Синюю блузу», где попал в бригаду Сергея Юткевича, в фильмах которого затем сыграл свои самые известные кинороли. В 1925 году он попал в Театр имени Мейерхольда, затем – снова в «Синюю блузу». С 1926-го по 1927-й годы Тенин был актёром театра «Современной буффонады», с 1927-го по 1928-й год – актером в Театре Дома печати, с 1928-го по 1932-й год – актером в театре «Обозрений», с 1932-го по 1936-й годы – актером в Московском мюзик-холле.

    В 1933 году Тенин преподавал клоунаду в Московском цирковом техникуме, а с 1937-го по 1946-й год был ведущим актёром Ленинградского театра Комедии, где познакомился со своей будущей женой, актрисой Лидией Павловной Сухаревской. Сухаревская и Тенин стали одним из самых знаменитых дуэтов в истории советского театра. Практически вся дальнейшая театральная деятельность Тенина связана с творческими поисками Сухаревской - её роль в этом союзе была ведущей.

    С 1946-го по 1955-й годы Тенин работал в Театре-студии киноактёра, с 1955-го по 1962-й годы – в Московском театре сатиры, с 1962-го по 1974-й годы – в театре на Малой Бронной, с 1974 года и до самой смерти – в Театре имени Маяковского.



    Зрители запомнили его комедийным актером, но его талант был многогранен. В Театре Маяковского, в одной из ролей он 40 минут он молча сидел на сцене, проживая жизнь своего героя и завладевая вниманием зала – так оглушительно было это молчание. Из воспоминаний Бориса Тенина: «Какие истоки породили во мне любовь к смеху? Быть может, виноваты в этом балаганы, в которые на Масленицу любил водить меня отец. Но подлинная страсть к театру началась лет с 10, когда меня стали отпускать на детские утренники. И то, что эти спектакли всегда носили веселый характер, отражалось и на моих представлениях дома. В гимназии, будучи второклассником, я играл Митрофанушку в «Недоросле», после чего меня окрестили «будущим артистом». Когда меня спрашивали, какие роли я буду играть, я отвечал: «Комические!»



    Тенин в театре и кино позволял себе быть открытым. Он балагурил, дурачился, смеялся, откровенничал с подмигиванием зрителю. Этапной работой для Тенина стала роль секретаря парткома Василия в фильме «Встречный», снятом в 1932 году. Впервые вместо безупречно-оптимистической «кожаной тужурки» на экране появился живой и обаятельный, несовершенный и переживающий человек. Тенин на экране выпивал со старым недисциплинированным мастером и дарил ему котёнка, чтобы задобрить старика, ухаживал за чужой женой. Это было внове, но тенинский эстрадный задор придавал образу условность уже другого рода. Режиссёр Юткевич (именно ему во «Встречном» досталась линия Тенина и остальных персонажей второго плана; Эрмлер работал только с исполнителем главной роли Владимиром Гардиным) вовсе не стремился к реализму. Благодаря Тенину и Юткевичу, «Встречный» стал своеобразным водоразделом: на смену железным большевикам пришли бесшабашные и хулиганистые комиссары, парторги и секретари парткомов. Вскоре Тенина завалили предложениями сняться в других похожих ролях — одну из них он сыграл в фильме «Вражьи тропы» в 1935 году. Но интересы Тенина лежали в другой области - он стремился к разнообразию с уклоном в цирковую сторону. «Если бы мне теперь представилась возможность стать клоуном, — писал он позже, — я бы не повторялся ни в обличье, ни даже в характере! И я совсем бы не стремился быть узнанным зрителем по какой-либо одной постоянной маске. В каждой программе я хотел бы быть разным, неожиданным».

    В Тенине была сдержанность интеллигента, облагораживавшая любую буффонаду и притушёвывавшую грубость. Он сыграл роли английского матроса Фреда, обретающего своё счастье на стройке Днепрогэса в фильме «Изящная жизнь» режиссера Бориса Юрцева в 1932 году, артистичного и трогательного карманника Гороха в фильме «Песнь о счастье» режиссеров Марка Донского и Владимира Легошина в 1934 году, золотоискателя Саши Мраморова, мечтавшего о шубе английского короля в фильме «Тайга золотая» режиссеров Геннадия Казанского и Максима Руфа в 1937 году и бравого солдата Швейка в фильме «Новые похождениях Швейка» в 1943 года режиссера Сергея Юткевича, поставленных с оглядкой на опыт «Синей блузы».



    Врождённая интеллигентность ощущалась в самой знаменитой киноработе Тенина - фильме «Человек с ружьём». На первый взгляд, роль была создана по законам школы Станиславского - точно найденная походка, крестьянский говорок, негнущиеся, грубые пальцы. И всё-таки, проскальзывала городская, лукавая усмешка, так как сам Тенин был гораздо умнее и образованнее солдата Ивана Шадрина и никак не мог этого скрыть.

    За Тениным закрепилось звание «артиста коллектива Юткевича». Своеобразным антиподом Юткевича был Яков Протазанов — один из самых тонких мастеров работы с актёром. В его фильме «Бесприданница», снятом в 1937 году, Тенину досталась небольшая роль Вожеватова. Наивность, открытость и, главное, необычайная лёгкость Вожеватова — кажущиеся, истинный характер в пьесе намеренно не раскрыт, но из окружающей ситуации становится ясно, что на деле всё обстоит гораздо сложнее и менее привлекательно. Нужно было очень деликатно, еле заметно передать эту «сделанность» Вожеватова, и Тенину это удалось в совершенстве: ведь и у него была подобная «сделанность» (хотя в основе лежал совсем другой характер, чем у его героя). Больше подобных ролей Тенин не играл.



    Среди полутора десятка послевоенных киноработ Бориса Тенина заметных почти не было. Хотя случались и главные. Например - Нестерка в одноимённой комедии Алекандра Зархи в 1955 году, ставшей своеобразным гибридом Швейка и Шадрина. В зрелом возрасте Тенин задумался о переходе к серьёзному драматическому репертуару. В театре ему это в какой-то мере удалось: он начал играть в пьесах Шоу, Дюрренматта, Арбузова, в конце жизни интересно сыграл Сорина в «Чайке». Но с кинематографом Тенину катастрофически не везло - в 1959 году он пробовался на роль Вилли Ломена в фильме Теодора Вульфовича и Никиты Курихина «Мост перейти нельзя» по пьесе Артура Миллера «Смерть коммивояжёра», в 1971 году — на роль профессора Сретенского в «Монологе» Ильи Авербаха — и оба раза не был утверждён.



    В последние годы жизни Тенин с большим успехом снимался на телевидении. Артист сыграл комиссара Мегрэ в серии телеспектаклей по романам Жоржа Сименона. Последний из этих спектаклей вышел в 1982 году. Любопытно, что сам Жорж Сименон лично прислал как-то Борису Михайловичу восторженное письмо, где охарактеризовал его как лучшего исполнителя комиссара Мегрэ. Его роль была отточенной, ёмкой, убедительной. Он сыграл Мегрэ в российском телесериале со всей самоотдачей и сделал именно такой образ, о котором мечтал. Ради этой кропотливой работы, как признавался потом актёр, он отказался от ряда заманчивых предложений. Искусство есть искусство. И ещё он любил повторять: «Кто не собирает – тот разрушает!», перефразируя известную библейскую мудрость. Вскоре актёр был удостоен почетного звания народного артиста СССР.

    Одним из средств достижения внутреннего покоя (актёр называл эти средства «громоотводами») для него стала прекрасная домашняя библиотека. Её собрал сам Борис Михайлович. Она состояла из двух частей. Первая была подобрана по профессиональному признаку и включала мемуары, письма, работы по теории актёрского мастерства и другие материалы. А вторая часть состояла из книг по самым разным областям знания. Эта библиотека у него была третьей по счету. Первую он собрал, когда был ещё молодым актёром. Собирал классику, журналы наподобие «Сатирикона». Но ещё до войны она была утрачена, потому что актёр переехал в Ленинград. Там он собрал другую библиотеку, с редкими книгами. Но и она погибла, когда началась война, и нужно было срочно эвакуироваться. От неё осталось только одно собрание сочинений О`Генри. После всего случившегося, как рассказывал Борис Тенин, он дал клятву больше никогда в жизни не собирать книг. Но как только отгремели последние залпы, первая же зарплата полностью ушла на их покупку. Так образовалась третья, последняя библиотека. Но здесь страсть Тенина-библиофила была уже качественно иной. Классика по-прежнему занимала большое место, но главное внимание было сосредоточено уже не на ней, поскольку содержание её было известно. Внимание Тенина привлекли разного рода специализированные справочные издания, словари, энциклопедии: Брокгауза, Гранат и других авторов. Потом он увлёкся публицистикой и мемуарами. У него, например, было 90-томное собрание сочинений Льва Толстого – достаточно большая редкость у букинистов. От 45-го тома и до конца там была представлена публицистика великого писателя – дневники, «Круг чтения», письма.

    Был в библиотеке и специальный раздел юмористики, которой Тенин очень увлекался, – весь журнал «Сатирикон», а также произведения «сатириконцев»: Аверченко, Тэффи, Бухова. Были и более ранние авторы – Лейкин, Мясницкий. Далее шёл советский период – весь Зощенко, Ильф и Петров, другие издания. Был представлен и раздел карикатуры.

    Любовь к книгам вызывала у Бориса Михайловича интерес ко всему, что так или иначе было с ними связано. У него была одна из лучших в Москве коллекция экслибрисов. Их коллекционирование прошло у него, по его собственным словам, в три этапа: через «накопительство», «выбор темы» (театр, музыка, кино) и её изучение. На третьем этапе Тенин-коллекционер стал интересоваться не самим экслибрисом, а тем, что стояло за ним: человеком, его духовными запросами, его книгами, биографией, судьбой. Среди экспонатов – тульский экслибрис Николая Семёновича Лескова, экслибрис Антона Павловича Чехова, которым Тенин особенно дорожил. В коллекции находились также экслибрисы Высоцкого, Васильева, Жарова и Плисецкой. Их общего количества, шутил Борис Михайлович, хватило бы на то, чтобы обклеить «всю улицу Горького». Актёр серьезно интересовался книгами по истории, психологии, религии и криминальным исследованиям. Прежде чем дать кому-нибудь свои книги, Тенин проверял - чистые ли у будущего читателя руки. Даже его жена не была исключением.



    Вторым «громоотводом» от житейских проблем для Бориса Тенина был его дом. Там он жил вместе со своей второй женой, Лидией Павловной Сухаревской.



    Их семейные взаимоотношения были выстроены на основе глубокой взаимной любви, которая гасила моментные раздражения, помогала видеть друг в друге самое лучшее, всё переносила и со временем становилась только крепче. В этом смысле эта актёрская семья была по-настоящему счастливой. И дом их был крепостью – в полном смысле этого слова. Всё там было сделано прочно и с любовью, многое – руками Бориса Тенина или по его эскизам. В их квартире помимо книг хранилась прекрасная коллекция музыкальных инструментов.

    И он сам, и его жена Лидия Сухаревская не боялись менять театры, причем уходили они всегда вместе: «Мы не быдло, мы актеры». «Не Вам выбирать главных режиссеров», - говорила Сухаревская министру культуры. И Борис Тенин, и Лидия Сухаревская оставались главными режиссерами своей жизни. «Они были странники, конечно, - вспоминал артист Александр Вилькин. - Они что-то внутри знали такое, внутри них был такой стержень, что, по-моему, даже переходы из театра в театр не влияли на них».



    Самостоятельность актера проявлялась во всем. Нет ничего удивительного в поразившем коллег заявлении Бориса Тенина: «В театре два профессионала – сапожник и я. Мы всегда делаем все точно, качественно и вовремя». Смелому заявлению Бориса Михайловича созвучны и слова Григория Козинцева: «У Тенина всегда есть настоящее высокое волнение художника, поэтому у меня всегда возникал отзвук на то, что он делал. Прелесть его – в яркости игры, в полном диапазоне актерских средств. Нет глубокомысленной игры шепотком и так называемой благородной простоты и естественности – двух самых страшных вещей, которые я знаю в искусстве театра».



    Козинцев составил свое мнение об актере после совместной работы над спектаклем «Опасный поворот» в ленинградском Театре Сатиры (ныне Театр комедии имени Акимова). Специально для этого спектакля – блистательного, стильного, пластичного по отзывам современников – в театр пригласили Козинцева, Тенина и Сухаревскую. «Опасный поворот» стал сенсацией, на него было невозможно попасть.



    Среди театральных работ Тенина были роли в спектаклях «Двенадцатая ночь» в 1938 году, «Сын народа» в 1939 году, «День» в 1940 году, «Лев Гурыч Синичкин» в 1945 году в Театре Комедии, «Человек с того света» в 1952 году, «Мистерия-буфф» в 1957 году, «На всякого мудреца довольно простоты» в 1958 году, «Дом, где разбиваются сердца» в 1962 году в Театре Сатиры, «Мать» в 1963 году, «Визит дамы» в 1965 году, «Сказки старого Арбата» в 1971 году в Театре на Малой Бронной. Он также сыграл роли Синичкина в спектакле «Лев Гурыч Синичкин», Илла в спектакле «Визит дамы» в 1966 году, и Она в спектакле «Старомодная комедия» в 1976 году. В Мюзик-холле он играл роли клоуна Боцо в спектакле «Артисты Варьете» и циркача Мартынова в спектакле «Под куполом цирка».

    Борис Тенин умер 8 сентября 1990 года в Москве в возрасте 85 лет от остановки сердца. Лидия Сухаревская пережила мужа на год. Они оба были похоронены на Ваганьковском кладбище.



    Согласно их последней воле в квартире Тенина-Сухаревской был создан филиал научной библиотеки СТД. Там же остались банджо, пила, балалайка и губные гармошки, на которых играл Тенин. Показывая инструменты гостям, он говорил: «Это мой хлебушек». На полках можно обнаружить и совсем оригинальный инструмент – гибрид примуса и свистульки, детище Тенина-изобретателя. Доработанный примус действует подобно волынке, а звук издает нежный, похожий на необычные звуки пилы под смычком музыканта.

    Леонид Филатов подготовил о Борисе Тенине передачу из цикла «Чтобы помнили».





    Текст подготовил Андрей Гончаров

    Использованные материалы:

    Материалы сайта www.proekt-wms.narod.ru
    Материалы сайта www.actors.khv.ru


    Снимался в фильмах:

    Кружева (1928)
    Златые горы ("Счастливая улица") (1931)
    Встречный (1932)
    Изящная жизнь (1932)
    Песня о счастье ("Тайна Кавырли") (1934)
    Бесприданница (1936)
    Человек с ружьем (1938)
    Лесные братья (1-я новелла БКС "Лесные братья") (1942)
    Смерть бати (2-я новелла БКС "Лесные братья") (1942)
    Швейк готовится к бою (1942)
    Лермонтов (1943)
    Новые похождения Швейка ("Солдатская сказка") (1943)
    Здравствуй, Москва! (1945)
    Русский вопрос (1947)
    Алитет уходит в горы (1949)
    Падение Берлина (1949)
    Пржевальский (1951)
    За витриной универмага (1955)
    Яблоко раздора (1962)
    Райские яблочки (1973)
    Следствие ведут знатоки. Дело 14 (1979)
    Вспомним, товарищ! (1987)




    23 марта 1905 года – 8 сентября 1990 года

    Похожие статьи и материалы:

    Тенин Борис (Цикл передач «Чтобы помнили»)
    Тенин Борис (Цикл передач «Как уходили кумиры»)




    Для комментирования необходимо зарегистрироваться!




    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.