"Величайшая польза, которую можно извлечь из жизни —
потратить жизнь на дело, которое переживет нас". Уильям Джеймс.

 
















  • Искусство | Актёры

    Ливанов Борис Николаевич



    Народный артист СССР (1948)
    Лауреат Государственных премий СССР (1941, за роль Пожарского в фильме «Минин и Пожарский»; 1947, за роль командира крейсера Руднева в фильме «Крейсер «Варяг»; 1942, 1949, 1950, за театральную работу; 1970, за актерские и режиссерские работы последних лет)
    Кавалер ордена Ленина





    Борис Ливанов родился 8 мая 1904 года в Москве.

    Его отец Николай Ливанов был актером, игравшим в провинциальных театрах. В 16 лет Борис Ливанов ушел на гражданскую войну и год воевал под командованием Александра Стриженова, отца актеров Олега и Глеба Стриженовых. Но когда выяснилось, что Ливанов скрыл свой возраст при призыве в армию, он был отчислен из воинской части.



    Позже Борис Ливанов решил пойти по стопам своего отца и выбрал себе профессию актера — он поступил во МХАТ, где учился в 4—й Студии, после завершения обучения в которой в 1924 году начал работать во МХАТе. Его первой ролью, сыгранной в этом театре в 1924 году, стала роль князя Шаховского. В 1925 году он снова сыграл роль князя, но на это раз — Андрея Шуйского. В то время Ливанов также играл в спектакле «Царь Федор Иоаннович», в постановке «У врат царства», сыграл в 1927 году Бондезена, а в 1930 году — Кассио в «Отелло», после чего был признан одним из ведущих артистов театра. Во время работы в театре Борис Ливанов с равным успехом играл роли классического репертуара и пьес современных авторов.



    Борис Ливанов прекрасно исполнил роль графа Альмавивы в спектакле «Безумный день, или Женитьба Фигаро» и Кимбаева в спектакле «Страх», после чего зрители и критики особо отметили яркий характер актера. Особенно зрителями была отмечена работа Ливанова в спектакле «Мертвые души», поставленном во МХАТе в 1934 году, в котором Ливанов сыграл роль Ноздрева.



    В том же 1934 году Ливанов также сыграл Кудряша в спектакле «Гроза». Сын Бориса Ливанова актер Василий Ливанов рассказывал: «Впервые я увидел отца в роли Ноздрева в спектакле «Мертвые души» в инсценировке Михаила Афанасьевича Булгакова. Потом я 37 раз смотрел этот спектакль. В течение всей моей жизни я при возможности шел смотреть отца в этой роли. Это был восторг от его личности, который я испытывал всегда, беззаветно любя своего отца. Обаяние его личности очень ощущалось».



    По признанию современников, Борис Ливанов обладал великолепным чувством юмора и мог создать блестящий афоризм по самому невинному поводу. Когда однажды в театре прозвучало объявление: «Артиста Ливанова просят зайти в художественную часть», Борис Николаевич сразу отреагировал: «Это исключено! Художественное целое не может поместиться в художественной части!» Василий Ливанов в своих воспоминаниях рассказывал: «В последние годы во МХАТе «старики» между собой почти не разговаривали. Бывало, сидят в антракте в закулисном фойе театра, в гримах и костюмах, молчат и думают каждый о своем. И вдруг один из «стариков», ни к кому персонально не обращаясь, начинает рассуждать вслух: «Ну чего у меня нет? Я — народный артист Советского Союза, член партии... орденоносец. Постоянно занят в репертуаре. Чего у меня еще нет? У меня прекрасная пятикомнатная квартира в центре... дача, очень хорошая... Две государственных премии... Да... я еще и режиссер... у меня есть свой театр, я там художественный руководитель... меня на казенной машине возят... а еще у меня есть своя машина... «Волга»... На здоровье, тьфу—тьфу, не жалуюсь. Ну, чего у меня еще нет?» — В повисшей тишине раздается голос Бориса Николаевича Ливанова: «Совести у тебя нет».



    В период 1940—50—х годов Ливанову удалось в своей театральной работе использовать максимально широкую палитру выразительных средств. В этот период времени им был сыгран Соленый в спектакле «Три сестры». С помощью режиссера постановки Немировича—Данченко актером были найдены острота внешнего рисунка, неподдельность чувств и бедность душевного содержания при сильной натуре персонажа. Позже Ливановым был сыгран Астров и Ломоносов.



    В числе его других заметных ролей, сыгранных в театре, был Чацкий в спектакле «Горе от ума», Забелин и Рыбаков в «Кремлевских курантах».



    С пятидесятых годов Борис Ливанов начал свою деятельность в качестве режиссера, поставив во МХАТе в 1969 году чеховскую «Чайку». В качестве режиссера он также принял участие и в других постановках МХАТа — им были поставлены спектакли «Наша молодость», «Фронт», «Ломоносов» и «Хозяин». Ливанов был одним из первых режиссеров, стремившихся в советские годы ставить в театре произведения Достоевского. Также Борисом Ливановым был поставлен спектакль «Егор Булычев и другие», в котором он сам сыграл главную роль, а в 1960 году Борис Ливанов по—своему интерпретировал Дмитрия в «Братьях Карамазовых». Василий Ливанов в своих воспоминаниях рассказывал: «Идет генеральный прогон спектакля «Егор Булычев», актеры в гриме и костюмах. Внезапно Настасья Платоновна Зуева, исполняющая роль Знахарки, прерывает сцену, подходит к рампе и спрашивает, обращаясь к Ливанову—режиссеру, в темный зрительный зал: «Боречка, я забыла, какая у меня здесь «сверхзадача»?» — «Какая «сверхзадача», Настя! — простонал в ответ Ливанов. — Билеты уже продают!!!»

    Ливанов также хорошо рисовал карикатуры и шаржи. Однажды Кукрыниксы предложили ему: «Поработай с нами!» — и Ливанов ответил: «Не могу. Придется подписываться: «Кукрыниксы ли?» Среди множества рассказов и историй, сохраненных знакомыми Ливанова, сохранилась история про игру «Гопкинс!», которая, по рассказам современников, у старых артистов МХАТа пользовалась большой попу­лярностью. Ее суть заключалась в следую­щем: если кто—то из игроков говорил «Гопкинс!», другие обязаны были тотчас подпрыгнуть. Например, когда во время спектак­ля кто—нибудь командовал: «Гопкинс!», остальные подпрыгивали, иначе им грозил крупный денежный штраф. И когда однажды министр культуры Фурцева вызвала актеров МХАТа, среди которых были Массальский, Яншин, Белоку­ров, Грибов и Ливанов, в середине речи министра Ливанов, которому стало скучно, негромко произнес: «Гопкинс!» Актеры, слушавшие министра, естественно подпрыгнули. Однажды в начале шестидесятых годов во МХАТ принимали группу молодых актеров и поимен­но представляли их всем работающим в театре. Накануне этого события Хрущев публично разоблачил «антипартийную группу Маленкова—Кагановича—Молотова» в ЦК КПСС. Молотова звали Вячеслав Михайлович. И вот прозвучала фамилия одного из молодых актеров: Вячеслав Михайлович Невинный… Мгновенно последовала реплика Ливанова: «Ага! Вячеслав Михайлович — невинный! Ну, а остальные? А Лазарь Моисеевич?..»



    Писатель Герман Ашкинази в своих воспоминаниях рассказывал о Борисе Ливанове: «В пору моей юности и молодости он был весьма популярен. Мне посчастливилось видеть его не только в кино или слышать по радио его характерный бас со знаменитыми ливановскими паузами, но и в 60—е годы прошлого века наслаждаться его игрой в МХАТе. А незадолго до своей кончины в 1972 году он блестяще сыграл кардиохирурга в кинофильме «Степень риска» по мотивам нашумевшей тогда повести выдающегося хирурга профессора Амосова «Мысли и сердце». Известно, что Сталин Ливанова ценил. За 10 лет, с 1941 по 1950 годы, он был 5 (пять!) раз награжден Сталинской премией. По этой ли причине, или из—за врождённого независимого характера, но страха перед высоким начальством Ливанов, похоже, не испытывал. В то время в кругу творческой интеллигенции были популярны разные истории, касающиеся взаимоотношений этой самой интеллигенции и власть предержащих. Остроумец Борис Николаевич был частым персонажем этих историй, которые сейчас под названием «театральные байки» можно во множестве отыскать в Интернете. Впрочем, одну из этих давних историй я там не нашел. Так что за оригинальность ручаюсь, а вот за достоверность уж не обессудьте, хотя рассказала её завлит одного из тогдашних театров. По моему мнению, она хорошо отражает и характер Ливанова, и послевоенную сталинскую атмосферу. Вот она, эта история, или, если угодно, байка. Борис Николаевич был непременным участником послевоенных сталинских приёмов и входил в группу так называемой творческой интеллигенции, составленной из именитых деятелей театра и кино, ученых, писателей, художников. На банкете они размещались на некотором отдалении от центрального стола, где восседал Сталин со своими ближайшими правителями. Ближе располагались правительственные чиновники, дипломаты, знаменитые военачальники... Первый тост в честь вождя всего прогрессивного человечества традиционно произносил один из высших руководителей страны. И в этот раз очередной тамада предложил поднять бокал за великого, гениального... и прочее, и прочее. Все поднялись. Обычно это занимало 10—15 минут, но тут случилось непредвиденное. На пике тоста Сталина позвали к телефону, который был установлен в комнате, примыкающей к банкетному залу. Вождь вышел, но по неизвестной причине не затворил за собой дверь. Оратор прервал спич, и в наступившей тишине было лишь слышно, как переминаются с ноги на ногу приглашенные да короткие реплики Сталина в соседней комнате. Длилось это довольно долго. Наконец, Сталин появился в дверях и не спеша направился к своему месту за столом. Тостующий приободрился и только открыл рот, чтобы продолжить речь, как вдруг тишину взорвал возмущённый бас Ливанова: «А я пить не буду!» Воцарилось гробовое молчание. Люди не знали, куда деть глаза. Липкий пот потёк по позвоночнику и выступил испариной на лбу. Сталин слегка замедлил шаг... А Борис Николаевич выдержав «ливановскую» паузу с надрывом закончил: «Потому что мне не нОлито!» (Да—да!.. так и сказал «нОлито», с ударением на первый слог). Сталин чуть—чуть ухмыльнулся, но все это уловили, и вздох облегчения прошуршал по залу. Оратор бодро продолжил свою речь. Банкет покатился в заданном направлении».



    С 1924 года Борис Ливанов начал сниматься в кино, и первая роль им была сыграна в фильме «Морозко», поставленном режиссером Юрием Желябужским. Позже Ливанов много снимался и работал с такими прославленными советскими режиссерами, как Сергей Эйзенштейн, Всеволод Пудовкин, Григорий Козинцев, Михаил Ромм, Александр Зархи, Иосиф Хейфиц и Илья Авербах.



    Среди лучших ролей Бориса Ливанова в кино можно назвать Владимира Дубровского в экранизации повести Пушкина «Дубровский» в 1936 году, князя Пожарского в исторической ленте «Минин и Пожарский» в 1939 году, капитана Руднева в героической картине «Крейсер «Варяг» в 1941 году, главную роль в биографическом фильме «Михайло Ломоносов» в 1955 году и Забелина в «Кремлевских курантах». Ярко и мощно актер создал темпераментный образ князя Потемкина в историко—биографическом фильме Михаила Ромма «Адмирал Ушаков», вышедшем в прокат в 1953 году. Василий Ливанов рассказывал: «Станиславский дал потрясающее определение, что у любого человека искусства есть всего два пути — это любить искусство в себе или себя в искусстве. Вот Борис Николаевич любил искусство в себе. Отец понимал тот дар, который господь дал ему. Он — мой учитель в искусстве. Я — его верный ученик. Все лучшее, что я сделал в искусстве, благодаря ему, его примеру, его воспитанию и его пониманию жизни».



    В 1970 году Ливанов получил предложение стать руководителем МХАТа, но этому воспротивились актеры театра, и, пока Борис Ливанов был в отпуске на юге со своей супругой Евгенией Казимировной, они обратились к Фурцевой с предложением сделать руководителем МХАТа Олега Ефремова, который в результате и был назначен. Когда Борис Ливанов узнал об этом, он два года не ходил в театр, сильно переживал произошедшее, а 23 октября 1972 года скончался.

    Борис Ливанов похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.



    Леонид Филатов подготовил о Борисе Ливанове передачу из цикла «Чтобы помнили».





    Текст подготовил Андрей Гончаров

    Использованные материалы:

    Материалы сайта www.peoples.ru
    Материалы сайта www.actors.khv.ru
    Материалы сайта www.golddisk.ru
    Материалы сайта www.subscribe.ru
    Материалы сайта www.mxat.ru
    Материалы сайта www.trampam.ru
    Материалы сайта www.kulichki.com
    Материалы блога www.erik—as.livejournal.com
    Материалы сайта www.tvkultura.ru



    Фильмография:

    «Морозко» (СССР) - Морозко
    «Четыре и пять» (СССР) - Дмитрий Гай
    «Кастусь Калиновский» (СССР) - Станислав Скирмунт
    «Октябрь» (СССР) - министр Терещенко
    «Золотой клюв» (СССР) - майор Тучков
    «Анненковщина» (СССР) - атаман Анненков
    «Город под ударом» (СССР) - Карл Рунге
    «Дезертир» (СССР) - Карл Ренн
    «Частная жизнь Петра Виноградова» (СССР) - Петр Виноградов
    «Четыре визита Самуэля Вульфа» (СССР) - Дик Арроусмит
    «Дубровский» (СССР) - Владимир Дубровский
    «Депутат Балтики» (СССР) - Бочаров
    «Балтийцы» (СССР) - Виховер, комиссар
    «Минин и Пожарский» (СССР) - Пожарский, князь
    «Без вины виноватые» (СССР) - Муров
    «Глинка» (СССР) - Николай I
    «Крейсер «Варяг» (СССР) - командир крейсера «Варяг» Руднев
    «Падение Берлина» (СССР) - К.К.Рокоссовский
    «Сталинградская битва» (СССР)
    «Адмирал Ушаков» (СССР) - Потемкин
    «Михайло Ломоносов» (СССР) - М.В.Ломоносов
    «Капитан первого ранга» (СССР) - Лезвин
    «Олеко Дундич» (СССР/СФРЮ) - Мамонтов
    «Поэма о море» (СССР) - Федорченко
    «Накануне» (СССР/БНР) - Николай Стахов
    «Театр зовет» (СССР) - эпизод
    «Мертвые души» (СССР) - Ноздрев
    «Слепой музыкант» (СССР) - Максим Яценко
    «Гибель эскадры» (СССР) - адмирал Гранатов
    «А теперь — суди!» (СССР) - Богутовский
    «Степень риска» (СССР) - хирург Седов
    «Кремлевские куранты» (СССР) - Забелин





    8 мая 1904 года – 23 октября 1972 года

    Похожие статьи и материалы:

    Ливанов Борис (Цикл передач «Как уходили кумиры»)
    Ливанов Борис (Цикл передач «Чтобы помнили»)




    Для комментирования необходимо зарегистрироваться!




    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.