"Величайшая польза, которую можно извлечь из жизни —
потратить жизнь на дело, которое переживет нас". Уильям Джеймс.

 
















  • Искусство | Актёры

    Конский Григорий Григорьевич



    Заслуженный артист РСФСР (1948)
    Заслуженный деятель искусств Литовской ССР (1954)
    Народный артист РСФСР (1962)




    В марте 1933 года на репетиции "Мертвых душ" Константин Станиславский увидел незнакомого актера:

    - Как Ваша фамилия?

    - Конский, Константин Сергеевич.

    - Этого не может быть! Таких фамилий не бывает! – глубокомысленно изрек создатель МХАТа и долго смеялся...




    В знаменитом рассказе Антона Чехова такой фамилии действительно нет, но в словаре Даля сказано: "конский или кониный, лошадиный, к коням относящийся" и дана поговорка: "Конским хвостом пепелище размету". Именно таким образом получил фамилию основатель рода. Помещик определил его конским мальчиком, помощником конюха. Когда отменили крепостное право, управляющий спросил, как записать конского мальчика? Помещик ответил: "Крещен Григорием, отец его - Яков, стало быть Яковлевич, а фамилия - Конский.

    Свободное время конский мальчик проводил на репетициях крепостного оркестра, которым руководил дирижер-итальянец. Он обнаружил у Гриши музыкальные способности и выучил играть на скрипке. Затем маэстро подарил своему ученику инструмент и отправил с рекомендательным письмом в Москву, к Н.Г.Рубинштейну. Великий музыкант очень тепло принял Г.Я.Конского в своем доме на Большой Никитской, подарил молодому человеку фрак, послушал, как он играет, и отвез к Ипполиту Карловичу Альтани, главному дирижеру оркестра Большого театра в 1882-1906 годах. И.К.Альтани зачислил музыканта в первые скрипки и тот стал артистом Большого и помощником дирижера. В оркестре играли иностранцы, и чтобы нормально объясняться Г.Я.Конский выучил английский, немецкий, французский - всего 8 языков.

    Поселившись в Кисловской слободе, рядом с Консерваторией и недалеко от Большого театра, Григорий Яковлевич Конский устраивал музыкальные вечера, где бывали многие известные музыканты. Приходил Модест Ильич Чайковский, и его знаменитый брат, которого по-домашнему звали "дядя Петя".



    Григорий Яковлевич Фалеев (Конский) - первая скрипка Большого театра, выпускник Московской консерватории (набор 1868 года) друг Петра и Модеста Чайковских, Николая Рубинштейна, дед Г.Конского по отцовской линии со своей невесткой Ольгой Конской (справа).

    Семья Конских жила в доме номер 3 на углу Большой Никитской и Малого Кисловского переулка, где долгое время находился известный старожилам овощной магазин. До революции против дома Конских располагался театр "Парадиз", затем "Театр революции". Конские жили в Кисловской слободе, на Арбате. Уникальный социокультурный феномен Арбата зародился в царствование Ивана Грозного, когда вблизи Кремля в Земляном городе появились государевы казенные слободы: Конюшенная, Поварская, Плотницкая и несколько Стрелецких. Тогда Арбатом называли местность от Кремля до Садовой, между Пречистенкой, Большой Никитской и Спиридоновкой. Позже, уже в ХIХ веке эта территория относилась к Пречистенской и Арбатской полицейским частям. Одноименная с местностью Арбатская часть находилась у Никитских ворот, в Столовом переулке, в доме 7. В ХVШ веке Арбат заполонили дворянские усадьбы "фамильных людей" - Волконских, Толстых, Голицыных, Трубецких. На рубеже ХIХ-ХХ веков Арбат именовали аристократическим или "дворянско-интеллигентско-литературным", как писал Б.Зайцев. В доходных домах селились врачи, ученые, писатели, музыканты, артисты, духовенство, юристы, коммерсанты. Для детей арбатских интеллигентов работали 7 частных гимназий.



    В двух шагах от дома Конских, против храма Большого Вознесения у Никитских ворот, на углу Мерзляковского и Медвежьего переулков, в новом, специально выстроенном по проекту архитектора Н.И.Жерихова здании, начались в 1910 году занятия в частной мужской гимназии Александра Ефимовича Флерова. Плата за обучение во Флеровской гимназии была вдвое выше, чем в казенной, поэтому там учились дети состоятельных, интеллигентных родителей. Учился там сын зубного врача Игорь Владимирович Ильинский. В книге воспоминаний знаменитый народный артист СССР отметил, что гимназистов не мучили учением, и в курилке через всю стену красовалась надпись "Вясна ядеть", сделанная углем.

    В пятый класс Флеровской гимназии в 1914 году поступил Николай Владимирович Тимофеев-Рессовский, который закончил учение в советское время, когда гимназия стала опытной школой No. 10 МОНО г. Москвы.

    Впоследствии "Зубр" очень высоко оценивал гимназический учебно-педагогический потенциал: "Во Флеровской гимназии был необычайно высокий даже для столичных гимназий... процент талантливых учителей". Действительно, в первые послереволюционные годы ученики и школа могли гордиться своими выдающимися учителями.

    Учредитель и попечитель гимназии А.Е.Флеров издавал и редактировал журнал "Педагогическое обозрение". В гимназии работали известные ученые, профессора, преподаватели университета, авторы учебников, научных и популярных книг. Учитель зоологии Сергей Иванович Огнев (1886-1951) потом написал классический семитомный труд "Звери СССР" (1928-50), стал дважды лауреатом Государственной премии, профессором МГУ, заслуженным деятелем науки РСФСР, основал московскую научную школу териологов - специалистов по млекопитающим. Директор гимназии географ А.С.Барков (1873-1953) вошел в число первых 13 действительных членов Академии педагогических наук РСФСР. В свое время школа получила имя знаменитого полярного исследователя Фритьофа Нансена, чей портрет с автографом находился в директорском кабинете, а огромное живописное изображение долгие годы висело в актовом зале.

    В 1930-х годах в школе еще преподавалась геология, занятия вел В.Малинко, автор учебника "Геология и минералогия", а также, изданной "Геолразведиздатом" научно-популярной книги для молодежи "Геологические экскурсии в окрестностях Москвы". Среди преподавателей довоенной поры особое влияние на школьников оказали: учитель литературы Иван Иванович Зеленцов, математики Вера Акимовна Гусева, химии Борис Михайлович Вайнштейн.

    В июне 1945 года центральные газеты опубликовали имена первых в СССР медалистов. Список награжденных золотой медалью открывался именами четырех выпускников 110 школы. Медаль No. 1 получил Евгений Щукин. Будущий физик, академик Евгений Дмитриевич, сын репрессированного священника, он так и остался в неведении, чего стоила его медаль директору школы Ивану Кузьмичу Новикову.

    Известный в советской педагогике И.К.Новиков возглавлял школу 25 лет, был членом-корреспондентом Академии педагогических наук. Первыми из советских педагогов И.К.Новиков, И.И.Зеленцов и В.А.Гусева получили орден Ленина.

    Рабоче-крестьянское государство сперва не жаловало интеллигенцию, но довольно скоро среди властей предержащих образовался культурный слой партийной и советской элиты, которую вполне устроили "буржуазные" традиции Флеровской гимназии - 110 школы. Поэтому в Мерзляковском переулке учились дети героев войны и труда, знаменитых полярников, генералов, маршалов, академиков, наркомов, министров, членов ЦК, и просто "дети Арбата". История школы бережно хранится выпускниками, чей жизненный путь и выбор профессии обязан и школьной атмосфере, и, в первую очередь, Учителям.

    В 1934-35 годах, когда артист Григорий Григорьевич Конский, так поразивший Станиславского своей фамилией, уже работал во МХАТе, в 5 классе школы N 110 учился Андрей Сахаров. В это же время в первый класс поступил Маркус Вольф, который потом 30 лет возглавлял внешнюю разведку ГДР и был генерал-полковником госбезопасности ГДР.

    В разное время в школе учились: сёстры Цветаевы, Вера Холодная, Борис Покровский, Леонид Варпаховский, Наталья Ильинична Сац, Мария Владимировна Миронова, Андрей Алексеевич Попов, Геннадий Николаевич Рождественский, Натан Эйдельман, Алексей Владимирович Баталов, "папа" Буратино и Незнайки Леонид Владимирский, Маргарита Эскина, академики геолог Е.Е.Милановский и историк С.О.Шмидт, основатель и первый президент Российской академии естественных наук Д.А.Минеев, Александр Ширвиндт, Андрон Михалков-Кончаловский, писатель Юрий Сотник, кинодраматург и кинокритик Майя Туровская, кинодраматург А.В.Спешнев - сценарист фильмов "Пржевальский", "Алишер Навои", "Миклухо-Маклай", драматург Н.Голикова - автор пьесы "Жизнь моя, иль ты приснилась мне?", кинорежиссер Александр Бланк - постановщик фильма "Цыган", А.Киселев - двукратный Олимпийский призер по боксу, кинооператор Владимир Ошеров, вместе с Рербергом снявший "12 стульев", киновед, зам. директора Госфильмофонда РФ В.Дмитриев, скульптор Даниэль Митлянский – автор композиции "Реквием 41 года", посвященной памяти ста учеников и учителей школы, не вернувшихся с войны. Одним словом, созвездье знаменитостей Флеровской гимназии - 110 школы не имеет аналогов – читайте сами!

    Закономерно, что именно в эту интеллигентную, арбатскую школу определили своих детей Гришу и Алексея, сын скрипача Большого театра, юрист Г.Г.Конский и его жена Ольга Алексеевна.



    Григорий Григорьевич Конский, присяжный поверенный - отец Григория Конского. Москва, весна 1902 года.Ольга Алексеевна Конская (Горская) - мать Григория Конского. 1906 год (17 лет).

    Разница в возрасте у братьев составляла 3 года, и они были очень похожи. Алексей Григорьевич вспоминал, как однажды Ляля Чёрная "признала" в нем брата-артиста.



    Гриша Конский (справа) с братом Алёшей и няней Анютой. 1916 год.

    Во МХАТе молодого артиста судьба свела с М.А.Булгаковым, в дневнике супруги писателя имя Конского, обычно просто Гриша, встречается более 40 раз. Несмотря на разницу в возрасте они подружились, два потомственных интеллигента - сын профессора богословия и сын юриста.

    В сезон 1934-35 годов М.А.Булгаков играл судью в мхатовском спектакле "Пиквикский клуб" и гримировался в одной гримуборной с Г.Г.Конским. "После спектакля у нас Лямин и Конский, молодой актер, он гримируется в одной уборной с М.А." - записывала Е.С.Булгакова 2 декабря 1934 года.

    "Я в уборной один. Зажжена одна лампочка. Из коридора в открытую дверь доносится неясный говор актеров и одевальщиков. Стоит какая-то блаженная тишина. Кажется, что никогда не зажжется яркий свет, не раздадутся громкие голоса, не замелькают перед тобой причудливо загримированные лица и не прозвучит неумолимый треск звонка, зовущий тебя на сцену. В открытую дверь уборной быстро входит крепко и ладно сложенный светловолосый человек среднего роста. В одной руке у него бутылка нарзана, в другой стакан. Одет он в какой-то коричневатый, мохнатый, свободно, даже чуть-чуть мешковато сидящий на нем костюм, который сам именует почему-то «верблюжьим». Это Михаил Афанасьевич. Резко и сильно пожав мне руку, склонив при этом голову набок, он садится перед одним из зеркал, словно старается увидеть там что-то необыкновенное. Я тоже смотрю на него в зеркало и вижу приятное, энергичное лицо человека лет сорока, с мягкими золотистыми, рассыпающимися при поворотах головы волосами. Он разглядывает себя так серьезно и внимательно, как это делают только врачи, старающиеся поставить диагноз".



    У входа в театр Корша. На ступенях сидит Г.Конский (слева), рядом с ним М.Булгаков (справа)

    Немногие знают, что именно Конский послужил прототипом Коровьева. Он был не просто близким другом Мастера, а советчиком и первым слушателем написанного.

    Гри-Гри, как звали его мхатовцы, мастер иронии и острословия, сыграл более 60 ролей. В спектакле "Дни Турбиных" Г.Г.Конскому досталась крошечная роль петлюровца Урагана, словами которого: "Коня командиру!" - заканчивался второй акт. Спектакль получился судьбоносным для театра и многих актеров, которых М.А.Булгаков увековечил в "Театральном романе", но кто из них помянул добрым словом великого писателя? Мхатовских воспоминаний о своем драматурге удивительно мало. Потому ценны написанные с тонким интеллигентным юмором и грустью воспоминания Гри-Гри, которые выгодно отличаются портретом самого Булгакова. Григорий Конский играл также в булгаковской пьесе "Последние дни. Пушкин".

    Он сыграл более 60 ролей во МХАТе, но его коронной ролью стал государственный казначей Вильям Сесиль - барон Берли в спектакле "Мария Стюарт".



    Григорий Конский (Вильям Сесиль,барон Берли, государственный казначей, спектакль "Мария Стюарт")

    В 1948 году он - заслуженный, в 1962 году - народный артист РСФСР. Гри-Гри преподавал в ГИТИСЕ, был руководителем курса.

    По воспоминаниям студентов, которые называли его "папой", он действительно был родным человеком, настоящим другом для своих "детей". Опекал, заботился, советовал, старался по-доброму и ненавязчиво, как и подобает настоящему московскому интеллигенту, привить ученикам истинное понимание и любовь к Театру.

    Григорий Григорьевич был среди педагогов первого набора Школы-студии МХАТ в 1943 году и одним из любимейших преподавателей (с 1940 года) по актерскому мастерству студентов ГИТИСа. Вместе с Ольгой Андровской они воспитали в разные годы великолепную плеяду Артистов. Это - Людмила Касаткина, Марк Захаров, Люсьена Овчинникова, Юрий Горобец, Нелли Пшенная, Станислав Садальский, Владимир Коренев, Владимир Васильев, дикторы телевидения Нина Кондратова и Ангелина Вовк.

    ***

    В книге "Михаил Булгаков в Художественном театре" профессор А.Смелянский отметил "живые глаза", как высшую оценку личности в художественной системе писателя. Среди актеров Художественного театра Г.Конский и Б.Ливанов названы "номерными" людьми с живыми глазами. "Номерными" в закулисной мхатовской жизни звали талантливых актеров-сочинителей и рассказчиков, для которых театральное действо не ограничивалось сценой и текстом спектакля.



    Помимо сходства, важнейшей фамильной чертой потомственных москвичей братьев Конских были их "живые глаза" неравнодушных, сопричастных ближнему, добрых и сердечных людей интеллигентной породы. Более всего эти замечательные человеческие качества судьба позволила проявить младшему брату. Во время войны он служил в морской авиации, а в 1946 году поступил на работу в Московский геологоразведочный институт им. Серго Орджоникидзе, где проработал более 40 лет заместителем декана Геологоразведочного факультета.

    А.Г.Конский ничего не преподавал и не учил студентов наукам. Он принес в институт традиции арбатской гимназии Флерова и собственный комплекс человечности с интеллигентным расположением к людям. Он относился к студентам по-родственному и по-домашнему, за что они окрестили его "папой", а институт МГРИ стал для них Отечеством, школой и родным домом "папы Конского". Он был для студентов добрым папой Карло и суровым дядькой-воспитателем. Терпеливо и внимательно А.Г.Конский общался с беспокойной студенческой публикой, помогал, советовал, опекал. Для А.Г.Конского студент начинался не с зачетки или отметки, а с человека и его имени. Поэтому он знал всех своих студентов в лицо и поименно. Он любил их, а они любили его.



    Он относился к студентам заботливо и требовательно, или как вспоминал один из них "деловито и по-свойски." Значение уроков А.Г.Конского, как справедливо отметил другой, возрастает с годами и помнится всю жизнь. Студенты проходили одну дисциплину за другой, встречались и расставались с разными преподавателями, а общение с Конским продолжалось все время учебы. Если возникала необходимость, он защищал студента от произвола преподавателя. Он никогда не говорил, что занят, его время принадлежало студентам, и он вел их по пути учебы, не заставляя, а наставляя и вдохновляя. Вот строки из стихотворения выпускника МГРИ С.С.Лопатина, посвященного памяти А.Г.Конского:

    Студентам разных поколений
    Ведь не случайно и не вдруг
    Он был бесспорный добрый гений,
    Советчик мудрый, верный друг. ...

    Своею опекая властью,
    Всегда доступным, на виду,
    Делил он с нами радость, счастье,
    Успехи, промахи, беду...


    Своим добрым, внимательным отношением, интеллигентной порядочностью он воспитывал граждан страны и делал это лучше и продуктивнее, чем вся огромная машина народного образования. Своей доброй улыбкой "папа" Конский согревал детские души, учил правилам порядочности и дарил им доброту на всю будущую жизнь. Поэтому, когда самые разные люди, которые учились у него полвека, сорок или двадцать лет назад, слышат его фамилию, они не просто вспоминают молодость. Имя Конского служит для них волшебным словом, от которого светлеют лица и теплеют души.

    20 июля 1974 года А.Г.Конскому исполнялось 60 лет. Обычно летом геологи работают в полевых экспедициях и командировках, поэтому юбилейную встречу перенесли на осень. 31 октября бывшие студенты разных выпусков заполнили самую большую 20-ю аудиторию. Они пели песни и ждали юбиляра, а он, как потом выяснилось, сидел дома.

    Наконец он появился, высокий, худощавый, лысоватый и сутулый, знакомый всем и каждому в отдельности. Он стоял и улыбался своей замечательной улыбкой Деда Мороза, вглядываясь в изменившиеся лица своих бывших студентов. В возникшем шуме всеобщей радости и ликования слились крики, вопли, аплодисменты, смех. Вдруг откуда-то сверху, с последних рядов амфитеатра, полетел букет алых роз, ударился о стол и рассыпался лепестками у ног юбиляра.

    ...Не прошло и года после юбилея, как в двадцатке рухнула огромная люстра и возник пожар. Несчастье случилось в субботний день зимних каникул, когда аудитория пустовала, поэтому никто не пострадал, хотя амфитеатр выгорел дотла.

    Перестроенный "дом Конских" по-прежнему стоит на углу Малого Кисловского и Большой Никитской. Вокруг дома - жизненное пространство этой семьи арбатских интеллигентов. Слева - ГИТИС, направо - через Большую Никитскую и Тверскую - МХАТ, вверх по Большой Никитской – дом Флеровской гимназии, школы N 110. В бывшем здании Флеровской гимназии теперь поселилось музыкальное училище Консерватории, знаменитая Мерзляковка, и актовый зал украшает не портрет Ф.Нансена, а настоящий орган. Образование и искусство - жизненные ипостаси семьи Конских соединились вместе в их арбатском школьном доме.

    По дороге к Кремлю - Консерватория и слева на Моховой – здание Геологического музея имени В.И.Вернадского - бывший корпус "Ж", где много лет находился деканат геологоразведочного факультета МГРИ. Когда-нибудь на музейном доме появится мемориальная доска, посвященная светлой памяти и благому делу изумительного московского интеллигента Алексея Григорьевича Конского.

    Автор текста: В.П.Зверев


    Григорий Григорьевич умер 22 июля 1972 года и был похоронен на Ваганьковском кладбище в Москве.



    Алексей Григорьевич, казалось бы, прожил долгую прекрасную жизнь, и всё было бы так, если б не стали известны подробности его трагической гибели - его, почти парализованного, слепого, забил насмерть собственный внук, о чем рассказал Станислав Садальский.





    6 июня 1911 года – 22 июля 1972 года




    Для комментирования необходимо зарегистрироваться!




    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.