"Величайшая польза, которую можно извлечь из жизни —
потратить жизнь на дело, которое переживет нас". Уильям Джеймс.

 
















  • Искусство | Актёры

    Уэйн Джон (John Wayne)



    Американский актёр




    Джона Уэйна называли Королём Вестерна. Его настоящее имя — Марион Майк Моррисон. Он родился 26 мая 1907 года в городке Винтерсет, штата Айова. В детстве Джон Уэйн был тихим и забитым мальчиком. Он мечтал стать похожим на актера Рудольфо Валентино. Его отец Клайд, по профессии фармацевт, из-за болезни легких вынужден был вместе с женой Мэри и сыном Марионом переехать в более теплый климат южной Калифорнии, где на ранчо, расположенном поблизости от пустыни Мохаве, пытался заниматься сельским хозяйством. Пока ранчо не обанкротилось, Марион и его младший брат Роберт плавали в оросительных каналах и верхом на лошадях ездили в школу. Потом семья переехала в Глендейл, где Марион помогал отцу, разнося лекарства заказчикам, и продавал газеты. Марион сдал экзамены в университет, собираясь стать адвокатом. В Глендейле у Мариона был эрдельтерьер по кличке Дюк - ставшей и его прозвищем. В школе дела шли хорошо как в учебе, так и в футболе. Когда Мариону не удалось поступить в Военно-морскую академию США в Аннаполисе, он в 1925-27 годах он учился в университете Южной Калифорнии на юридическом факультете, получив футбольную стипендию. Том Микс, в обмен на билеты на футбол, устроил его на лето работать реквизитором.

    Во время студенческих каникул парень подрабатывал в качестве статиста, реквизитора, а затем и каскадера на киностудии «ХХ век Фокс», пока этого высокого, светловолосого парня с открытым, добродушным лицом и обезоруживающей, чуть смущенной улыбкой, не приметил режиссер Джон Форд. Именно его кино был близок такой герой — простой, незамысловатый, но надежный мужчина, на которого можно положиться. В начале своей актерской деятельности он выступал под псевдонимом Дьюк Моррисон, после чего за ним прочно закрепилось прозвище Дьюк — Герцог. И именно Форд, придумал псевдоним «Джон Уэйн», и по его же рекомендации «молодое дарование» получило первую большую роль в вестерне Рауля Уолша «Большая тропа» в 1930 году.



    Лучшие работы Джона Уэйна были в фильмах Джона Форда. На рубеже 1930-х годов он снял его в эпизодах таких своих картин, как «Приветствие» в 1929 году и «Мужчины без женщин» в 1930 году. Впоследствии, когда Форд стал одним из ведущих режиссеров Америки, редкий его фильм обходился без участия Уэйна. Для американцев 1930-х годов Уэйн был воплощением мужественности и индивидуализма. Начиная с ковбойской саги «Большая тропа» в 1930 году, особый успех сопутствовал актеру в «боевиках» с драками и погонями, хотя зачастую весьма малобюджетных.



    Следующие девять лет после удачного почина Уэйн снимается в десятках малобюджетных вестернов «класса Б», изображая хороших парней с быстрым револьвером. Все в этих фильмах было достаточно условно и театрально, кроме… самого Джона Уэйна. Такая необыкновенная, просто стихийная органичность в рамках предлагаемых вестерном образов и обстоятельств не могла остаться незамеченной. И в 1939 году все тот же Джон Форд предлагает своему протеже главную роль Ринго Кида в фильме «Дилижанс».

    Это была самая яркая роль — в масштабном вестерне «Дилижанс», который с успехом был показан и в советских кинотеатрах (в нашем прокате: «Путешествие будет опасным»). Ринго Кид — таинственный и загадочный, легендарный и человечный, суровый мститель и бесстрашный защитник — навеки впечатался в сознание зрителей этого «лучшего вестерна всех времен», как образ настоящего американца, первопроходца Дальнего Запада. С той поры этот весьма живой человек, умевший пить, не пьянея, развлекавшийся в перерывах между съемками игрой в шахматы и собравший редкую коллекцию пистолетов и винтовок XIX века, стал кинематографическим мифом: символом американского индивидуализма и хранителем патриотических традиций. В конце 1960-х годов, рассказывая об этой работе в документальном фильме Дениса Сандерса «Американский Запад Джона Форда», Уэйн вспоминал о совершенно особой атмосфере, царившей в киногруппе Форда. Каждый участник съемок, вплоть до последнего статиста, мог стать соавтором будущего шедевра, подсказав свежую мысль или внеся дельное предложение. «Папуля» (так называли режиссера друзья и соратники) никому не отказывал в праве голоса, но все новые идеи держал в железной узде собственных решений.



    За шесть съемочных недель Джон Уэйн хорошо усвоил и взял на вооружение три фордовских правила хорошего кино. Во-первых, побольше действия. Во-вторых, поменьше болтовни. И, в-третьих — опять побольше действия. В результате первой совместной работы Форда и Уэйна на экраны вышел фильм, названный критикой «основополагающим вестерном», «базой для всего, что последовало за ним» и «картиной, в которой кино поет песню». Дилижанс» стал визитной карточкой жанра, а Джон Уэйн нашел своего героя на многие десятилетия вперед. С тех пор мы говорим «вестерн», подразумеваем — Джон Уэйн, мы говорим «Джон Уэйн», подразумеваем — вестерн. Кстати, «Дилижанс» был единственным вестерном, вышедшим в советский прокат.

    Вестерн, несмотря на регулярно переживаемые взлеты и падения популярности, по сей день остается «корневым» жанром не только американской киноиндустрии, но и американского киноменталитета. Вестерн рассказывает о реальных людях и событиях эпохи освоения Дикого Запада и становится «Американской Историей». Вестерн рассказывает вечную историю о борьбе Добра и Зла и становится «Американским Мифом». И так уж случилось, что и История, и Легенда, и Миф вестерна для кинозрителей разных поколений воплотились в одном человеке. Менялись имена героев, не менялся сам герой Джона Уэйна. То, что он делал на экране, нельзя назвать игрой, творчеством или лицедейством. Джон Форд в свое время метко охарактеризовал манеру Уэйна как «работать работу».



    А работоспособность актера была поразительной. Он осваивал просторы киновестерна с таким же усердием, с каким его предки осваивали Дикий Запад. Проработав в кино полвека, снявшись более чем в 200 фильмах, Джон Уэйн переиграл бесчисленное множество благородных шерифов, симпатичных бандитов, честных солдат и суровых ковбоев. И он любил их всех. Любил за то, что они походили на него самого. Снимаясь ежегодно примерно в пяти фильмах, он был едва ли не самым востребованным голливудским актером эпохи звукового кино.

    На экране и в жизни он был одиночкой (даже несмотря на трех жен и семерых детей). Но, как настоящий профессионал, умел работать в команде. Всю жизнь он занимался тем, что умел лучше всего. Его крепкие киноюноши, киномужчины и киностарики Дикого Запада плохие вытаскивали на собственных плечах, а хорошие делали великими. Каждое десятилетие карьеры Уэйна отмечено фильмами, ставшими гордостью и вестерна, и американского кино, и мирового кинематографа.



    Большая слава принесла немалые деньги. Начав с грошовых эпизодов, Уэйн на съемках «Дилижанса» получал уже по 200 долларов в неделю, пока его не перекупила компания «Парамаунт» за 1200 долларов. К 1956 году он стал самым высокооплачиваемым актером мира. «ХХ век Фокс» платила ему за каждый фильм 500 тысяч долларов, а гонорар за «Настоящее мужество» составил 1 миллион долларов плюс 35% от всей прокатной выручки. Абсолютный рекорд того времени!

    Во время Второй Мировой войны, не попав в армию по состоянию здоровья, Уэйн стал солдатом на экране. Он снялся в фильмах «Летающие тигры» в 1942 году, «На линии огня» в 1944 году и «Возвращение в Батаан» в 1945 году. Он снимался во многочисленных постановках на военные темы. С 1942-го по 1943-й год он участвовал в радиопередаче «Море по колено», а в 1944 году помог организовать «Союз кино за сохранение американских идеалов», позже став его президентом. По окончании войны вместе с сыновьями основал особую студию, которая специализировалась на производстве вестернов.

    Однако следующий актерский успех пришел лишь в конце 1940-х годов в фильме Хауарда Хоукса «Красная река» в 1948 году. Актер весьма тонко показал психологическую эволюцию переселенца Тома Дансона — человека грубоватого, авторитарного, несгибаемого в своих пристрастиях и взглядах, но в котором в финале все-таки пробуждается подлинная человечность. Джон во многом играл здесь самого себя. Именно таким — неколебимым в своей позиции он и был, стремясь и в жизни быть суперпатриотом, традиционалистом, носителем утраченного «духа фронтира», голосом «молчаливого большинства». Он — единственная крупная фигура в американском кино, кто восхищался сенатором Маккарти и гордился своей ролью «изобличителя коммунистов» во время «суда над Голливудом».



    За фильм «Пески Иво Джимы» в 1949 году Джон Уэйн был номинирован на «Оскар» за лучшую мужскую роль, а за исполнение роли Рустера Когберна в фильме «Настоящее мужество» в 1969 году получил «Оскара». В честь актера была выбита памятная медаль конгресса. Однако в некоторых из лучших фильмов он воплотил в жизнь совсем других героев, далеких от историй освоения Дикого Запада, Это такие ленты как «Тихий человек» в 1952 году и «Долгая дорога домой» в 1940 году.

    На рубеже 1940-х и 1950-х годов, во времена маккартистской «охоты на ведьм» и проверки Голливуда на лояльность, Уэйн был, чуть ли, не единственным крупным актером, который поддерживал сенатора Маккарти и восхищался им. Он активно участвовал в очищении американского кинематографа от разных там «комми». Неудивительно, что два самых крупных его кинопроекта «Аламо» и «Зеленые береты» носили проамериканский, ультрапатриотический характер (Уэйн всегда был сторонником Республиканской партии).

    По данным писателя Майкла Манна автора книги «Джон Уэйн – человек за мифом», созданной на основе интервью с близкими друзьями Уэйна и легендой кино Орсоном Уэллсом, Сталин приказал КГБ убить Джона Уэйна, потому что считал его антикоммунистические высказывания угрозой для Советского Союза. По-видимому, Сталин узнал о популярности Уэйна от Сергея Герасимова, участвовавшего в 1949 году в мирной конференции в Нью-Йорке. Майкл Манн, утверждает, что Герасимов рассказал Сталину о яром антикоммунизме Уэйна. Английский историк утверждает, что коммунистическую «вендетту» остановил позже Хрущев, оказавшийся большим поклонником таланта Дюка. Будучи в Голливуде во время своего первого «открытия Америки», Никита Сергеевич лично сказал об этом ошарашенному киноактеру.

    Об «Аламо», снятом в 1960 году, шутили: «Этот фильм идет дольше, чем сама битва». Сам Уэйн сыграл легендарного героя Дикого Запада Дэви Крокета — участника обороны техасского форта Аламо от мексиканской армии генерала Санта-Аны. В «Зеленых беретах» в 1968 году он выступил в роли командира спецподразделения армии США полковника Майкла Керби, руководящего опять же защитой форта, но затерянного в джунглях Вьетнама, Уэйн не просто исполнял главную роль — полковника Майкла Керби, но и выступал как активный пропагандист этой войны. После этого и без того немалая популярность Уэйна стала просто огромной. Его зрителями были тысячи американских солдат и ветеранов вьетнамской войны. Наиболее наглядно свои консервативные взгляды артист выразил в образе Итана Эдвардса в «Отправившихся на поиски» в 1956 году, создав там почти гротескный образ человека, ослепленного экстремизмом, жертвы собственных предубеждений. Вообще Уэйну лучше всего удавалось показывать на экране людей, близких ему по духу. Недаром он сам утверждал, что не играет, а реагирует, будучи звездой, но не актером. Форд же, наоборот, считал, что он — мастер в своем амплуа и с хорошим сценарием, под руководством хорошего режиссера может добиться многого.

    И действительно, среди 200 его работ, главным образом, в вестернах, приключенческих и военных фильмах, сверкает несколько подлинных жемчужин. «Рио Браво» Хауарда Хоукса в 1959 году, где он блестяще сыграл шерифа Чэнса, погрузневшего и погрустневшего, но все столь же мужественного Ринго Кида. Тома Донифона — героя, оказавшегося ненужным новому времени, но упрямо ни в чем не отступающего от кодекса ковбойской чести, Уэйн показал в ленте «Человек, который убил Либерти Вэланса» Джона Форда в 1962 году.

    Однако счастливая судьба Джона Уэйна бросила серьезный вызов мужеству этого человека, когда в 1964 году, во время операции по поводу рака, пришлось удалить левое легкое и два ребра. «Большой Джон» не сдался и последние 15 лет своей жизни продолжал активно работать, сниматься, ставить и продюсировать фильмы, стал ревностным деятелем противоракового общества, жертвовал ему большие суммы денег.

    В 1969-м Джон получил своего первого и единственного «Оскара» за роль Рустера Когберна — одноглазого помощника шерифа в фильме «Настоящая выдержка», у которого, несмотря на возраст, есть еще порох в пороховницах. Лучшим его актерским достижением в 1970-х годах оказался «Самый меткий» в 1976 году, где умирающий «человек с ружьем» только теперь начинает осознавать смысл своей жизни и собственной легенды.

    Это был реквием самому себе, ибо Уэйн знал, что жить ему осталось недолго. Последний крупный проект Уэйна — «Самый меткий» — вышел на экраны США в 1976 году.

    Пятнадцать лет спустя гнездившийся в этом могучем теле враг все-таки доконал его. В 1976 году умирающий от рака Уэйн играет… умирающего от рака Джона Бутса, знаменитого в прошлом легендарного стрелка, который ищет последнее пристанище в настоящем. Фильм Дона Сигела «Самый меткий» стал для Уэйна и его героев одновременно и гимном, и реквиемом. Реквиемом, потому что вместе с последним гигантом уходила в прошлое вся «золотая эпоха» вестерна. Гимном, потому что в финале фильма произошло актерское чудо.

    Больной, разбитый, измученный болью старик (и герой, и актер) подъезжает к салуну — месту своей последней схватки…

    Должно быть, сила всех его шерифов, солдат и ковбоев вселилась в этот миг в Уэйна, потому что в конце 70-х он вошел в двери салуна так же легко, элегантно и небрежно, как входил в десятки таких же салунов в 1930-х, 1940-х, 1950-х и 1960-х годах: скупая улыбка, походка вразвалочку и чуть согнутая правая рука, готовая метнуться к револьверу. И это был уже не актерский имидж или маска героя. Это был он сам — великий для вестерна и незаменимый для истории кино Джон Уэйн.

    Джон Уэйн не только на экране воплощал образ «стопроцентного американца», он был его примером и в жизни. По слухам, в 1968 году партия республиканцев предложила Уэйну баллотироваться в президенты США. Тот отказался, ответив, что Америка никогда не воспримет актера, решившего стать президентом, всерьез. Среди хобби Уэйна были бридж, покер и шахматы, но, пожалуй, самым известным из его увлечений был алкоголь. Любимым напитком Дюка была текила — он употреблял ее со льдом, наколотым из куска айсберга, который он лично отломал во время одного из путешествий на своей яхте «Дикий гусь». «Я никогда не доверял людям, которые не пьют», — говорил актер.



    Джон Уэйн остался в истории американского кино «последним героем», до конца не изменившим ни себе, ни своим идеалам чести, цельности, любви к своей родине, в которой он руководствовался принципом: «Права она или не права, но это — моя страна». Его любили, главным образом, солдаты, провинциалы и женщины. У последних он пользовался неизменным успехом, а среди его партнерш — такие знаменитые актрисы, как Марлен Дитрих, Полетт Годар, Джоан Кроуфорд и др. Был трижды женат и 2 раза разведен. Все 3 его жены были испанками.

    Первая его жена была Джозефин Алисия Саянс – дочь генерального консула Панамы. С Джозефин Джон познакомился еще в колледже, когда ей было 15 или 16 лет. Их отношения встретили большое сопротивление со стороны ее родных, поскольку Джон был не католиком, а просвитерианцем. Через 7 лет его финансовое положение улучшилось, благодаря упорному труду и успешному продвижению в кино и он смог убедить ее семью дать разрешение на брак. Они поженились 23 июня 1933 года. От этого брака родилось 2 сына и 2 дочери. Однако после нескольких лет их брак начал трещать по швам, поскольку львиную долю его времени съедали съемки и с этим его жена мириться не хотела. Джон всегда был окружен, даже в редкие часы отдыха, людьми из мира кино, что не больно-то жаловала Джози (как ее звал Уэйн). К тому же у них были разные мнения по поводу воспитания детей и, в конце концов, в декабре 1945 года они расстались.

    Второй женой Джона Уэйна стала мексиканская актриса Эсперанса Баур. Они встретились в 1941 году в Мехико, но поженились после развода Джона 17 января 1946 года. К сожалению, брак был шаток с самого начала, так как она ревновала его и к работе, и к партнершам, и к 4 детям. Общих детей у них не было. «Наш брак был подобен смешению 2-х легко воспламеняющихся химических веществ в одной посуде» - вспоминал позднее Джон. В течение 7 лет, пока продолжался их брак, вплоть до 1954 года. Джон не раз был обвинен ею в насилии. Эсперанса непременная участница многих вечеринок не раз устраивала пьяный дебош, а потом обвиняла в этом мужа. На следующий год после развода она умерла в результате сердечного приступа.

    Пилар Поллет была перуанской актрисой, из обеспеченной семьи перуанского сенатора и 3 женой Джона Уэйна. Встретились они в городе Лима Перу в 1953 году, когда Джон искал место для съемок фильма «Аламо». Он был старше ее на 29 лет. Второй раз они столкнулись в Лос Анжелесе, а через год в 1954 году они поженились. Пилар оставила актерскую карьеру и всю себя посвятила мужу и 3 родившимся у них детям. И в этом браке Джон Уэйн был счастлив.



    В дальнейшем один из сыновей — Майк — руководил кинофирмой «Бэтджек». Именно она, основанная на деньги Уэйна, выпустила фильмы, где Джон выступал режиссером и сорежиссером в фильмах «Аламо» в 1960 году, «Команчерос» в 1961 году и «Зеленые береты» в 1968 году.

    Джон Уэйн в самом деле достоин титула «Король Вестерна» - множество фильмов этого жанра (да и не только картины о Диком Западе имеются в фильмографии) и все они высокого качества, являются настоящей классикой благодаря таланту, магнетизму и обаянию актёра.

    В последнем фильме Джона Уэйна его партнершей была актриса Лорин Бэколл, вдова знаменитого Хэмфри Богарта (тоже умершего от рака). Она вспоминает, что на все ее жалобы по поводу житейских и творческих неурядиц Уэйн отвечал своей любимой поговоркой: «Если утром ты проснулся, считай этот день счастливым!»

    Сегодня на голливудском небосклоне нет недостатка в «звездах» и «героях». На радость публике круто набрали высоту «молодые да ранние» — Брэд Питт, Мэт Дилон, Джонни Депп, Киану Ривз, Николас Кейдж, Уилл Смит. Регулярно доказывают наличие пороха в пороховницах представители «старой гвардии» — Роберт Де Ниро, Аль Пачино, Джон Траволта, Джин Хэкмен, Мел Гибсон, Брюс Уиллис. Однако ежегодные рейтинговые опросы показывают, что своим любимым актером большинство американских кинозрителей считает человека, скончавшегося 11 июня 1979 года в Лос-Анджелесе.

    Смерть, наконец, сломила американского героя, в честь которого в этот день во всей стране были приспущены государственные флаги.

    В течение 50 лет Уэйн снялся почти в более чем 200 фильмов, по большей части исторических эпопеях, из них в 142-х - в главной роли.

    К столетию знаменитого американского актера Джона Уэйна в Национальном ковбойском музее в Оклахоме открыта его бронзовая статуя. Актер, известный, прежде всего, по ролям из вестернов, изображен в ковбойском костюме и с ружьем в руке. Скульптор Эдвард Фротон сказал, что он изобразил Уэйна в разгаре его карьеры и старался создать эпический образ, а не героя какого-то конкретного фильма. На церемонии открытия статуи присутствовали внучка и внук актера.

    О Джоне Уэйне была снята телевизионная передача из цикла «Легенды мирового кино».





    Текст взят с сайта www.svetla-video.ru





    26 мая 1907 года – 11 июня 1979 года

    Похожие статьи и материалы:

    Уэйн Джон (Цикл передач «Легенды мирового кино»)




    Для комментирования необходимо зарегистрироваться!




    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.